Вклад инвестиционный доход газпромбанк отзывы

Инвесторов подманивают едой. А потом обдирают

Опубликовано 29 Ноя 2011 в Ликбез, Пифы


На фото: даже ослы понимают, что морковка не всегда полезна. Источник.

С каждой неделей новости рынка коллективных инвестиций становятся чудесатее и чудесатее. Похоже, ситуация с привлечением буратин в ПИФы настолько печальна, что управляющим приходится придумывать всё более простые и привлекательные с виду, но всё более опасные для инвесторов механизмы отъёма денег.

УК Газпромбанка запустила ПИФ «Мировая продовольственная корзина», который, по словам маркетологов, должен вкладывать деньги в портфель, составленный из паёв ETFов, инвестирующих в продовольственные товары.

Это обычная для последнего времени инвест-прокладка для ленивых или совсем бедных пайщиков, которые не хотят покупать паи тех же ETFов напрямую. Но само объявление об открытии этого ПИФа поразило до печёнок даже меня — человека, привыкшего к вранью маркетоидов.

Что покупаем?

Посмотрим на текст, опубликованный на сайте управляющей компании Газпромбанка, внимательно. К счастью, он короткий — всего четыре абзаца. Разберём их последовательно.

Средства фонда будут размещаться в 12-18 европейских биржевых фондов (ETF), вкладывающих средства в зерно, сою, пшеницу, сахар, хлопок, кофе, мясо, какао и другие сельскохозяйственные товары. Таким образом, поскольку ETF инвестируют напрямую в товары, компания планирует снизить риск по портфелю, возникающий вследствие инвестирования в акции и облигации отдельных компаний. Также управляющие обеспечат дополнительную валютную диверсификацию средств пайщиков, так как ETF, отобранные для фонда номинированы в долларах, евро и швейцарских франках.

Во-первых, ставить через запятую зерно и пшеницу немного странно. Пшеница — это тоже зерно. Но это мелочи — грамотностью специалисты УК обычно не отличаются.

Во-вторых (и это намного важнее), здесь утверждается, что ETF инвестируют непосредственно в товары (пищевые продукты). Это, конечно, не так. В заметке Ведомостей, посвящённой данному фонду, гендиректор компании Александр Пчелинцев честно признаётся: «Практически все средства фонда будут размещены в 12-18 западных биржевых фондах (ЕТF) пассивного управления, напрямую инвестирующих в контракты… (на продукты — СИ)». Как и в случае с приснопамятным «золотым» фондом УК Райффайзенбанка, бумажки (т.е. финансовые инструменты), имеющие некое отдалённое отношение к товару, напрямую называются товаром. Это допустимое обобщение в разговоре профессионалов, одинаково понимающих, о чём идёт речь, но прямой обман, когда профессионал продаёт что-то «любителю», т.е. простому инвестору ПИФа.

В-третьих, идея снижения риска за счёт инвестиций в товар, а не в акции компании, производящей этот товар, довольно оригинальна. Вообще говоря, всё ровно наоборот: компания с устойчивым и успешным бизнесом, конечно, зависит от цен на свой товар, но за счёт собственных усилий может сглаживать колебания этих цен в своих финансовых результатах. Есть долгосрочные контракты по стабильным ценам, есть возможность манипулировать объёмом производства, есть возможность снижать издержки. В цене же контракта на товар всё просто и тупо. Поэтому торговля фьючерсами и опционами на товары всегда считалась намного более рискованной, чем торговля акциями — даже сырьевых компаний. Колебания цен товарных фьючерсов могут достигать десятков процентов, а уж плюс-минус 10-20% за месяц — дело совершенно обычное. Акциям же такие скачки свойственны лишь в очень редкие «кризисные» периоды.

В-четвёртых, валютная диверсификация товарных цен при правильном использовании может оказаться полезной, но, честно говоря, обнаружить хоть один продуктовый ETF, номинированный в швейцарских франках, мне не удалось. Наверняка такие существуют, вряд ли УК будет врать столь уж откровенно, но это какая-то жуткая экзотика, а значит — повышенные риски.

Риски

Целевой аудиторией фонда являются пайщики, в инвестиционном портфеле которых уже есть традиционные акции и облигации, и они хотели бы включить в него альтернативные инвестиции, напрямую не связанные с динамикой развития фондового рынка России. Разумная доля нового фонда в таком портфеле – 20-25%.

Целевая аудитория — дело компании, комментировать этот момент не будем. А вот то, что «разумная доля» альтернативных неликвидных (так как фонд — интервальный), да ещё и недиверсифицированных (только продукты) инвестиций должна составлять 20-25% портфеля, очевидно, «перебор». Если цена пая данного фонда начнёт быстро падать, вы не сможете его продать компании, так как паи интервального ПИФа можно сдавать только в строго определённое время — по две недели четыре раза в год. При этом цена пая рассчитывается только на день окончания приёма паёв, а деньги выплачиваются в течение 10 дней после этого. Поэтому столь высокая доля данного ПИФа в портфеле — очевидный излишний риск.

В качестве примера посмотрите на график индекса цен продуктов в мире (в долларах) и представьте, что вы можете покупать и продавать паи фонда, основанного на этом индексе, только четыре раза в год.


Commodity Food Price Index, источник.

Далее.

«Для создания фонда мы подробно наблюдали за товарными рынками в течение года, — отмечает Александр Пчелинцев, Генеральный директор УК «Газпромбанк-Управление активами». – И подтвердили наше предположение о том, что сельскохозяйственные товары коррелируют и растут вслед за инфляцией. Поэтому в такое непростое с точки зрения финансовых рынков время мы предлагаем хорошую дополнительную возможность размещения средств.»

Зачем «наблюдать» за ценами целый год, если можно взять исторические данные за любое количество лет и посмотреть корреляции на них? Или в «Газпромбанк УА» именно 2011 год считают принципиально важным для рынка сельхозтоваров? С чего бы?

Упомянутая в комментарии корреляция как бы повисла в воздухе. Понятно, что товары коррелировать ни с чем не могут, речь, видимо, о ценах на товары. Но и в этом случае «товары коррелируют» с чем? Друг с другом? Тогда зачем 12-18 бумаг в портфеле, если можно взять 2-3, ведь остальные с ними всё равно коррелируют?

Скорее всего, имелось в виду, что цены сельхозтоваров коррелируют с инфляцией. Отлично, но с какой инфляцией? Инфляцией по доллару, по евро, по франку, по рублю, в Германии, в США, в России, в Швейцарии? Это всё совершенно разные инфляции, с какой из них надо сравнивать цены фьючерсов на продовольствие, чтобы найти корреляцию? Говоря проще, вся эта фраза не имеет смысла, это чисто маркетинговое бормотание, в котором лох-инвестор должен услышать ключевые слова «сельхозтовары», «инфляция», «растут», «хорошая возможность».

И ещё раз посмотрите на график выше. Цены продуктов растут и падают на десятки процентов каждый год в долларах. При этом инфляция по доллару более-менее стабильна и составляет единицы процентов в год. Поставьте себя на место инвестора, «купившего» этот индекс в июне 2008 года. Какую инфляцию от «отбил», если индекс почти всё время после «покупки» находился ниже цены «покупки»? С какой инфляцией коррелировали цены продуктов за последний год, если они сначала выросли на 16%, а потом упали обратно?

Что почём

Наконец, последний абзац. Приведём его частично, так как он содержит в основном информацию о том, где и как купить паи фонда. Но есть и кое-что интересное, а именно — условия, на которых инвестор может вложиться «в продукты»:

Минимальная сумма вклада 5000 рублей, для дополнительных взносов – 1000 рублей. Скидка при погашении составляет 1%, надбавок при приобретении не предусмотрено.

Подчеркнём — это всё, что маркетоиды УК Газпромбанка посчитали нужным сообщить инвесторам о стоимости услуг компании. Правда же, здорово? Платишь всего 1% при погашении — и все расходы!

Но верить маркетоидам, конечно, нельзя. Необходимо тщательно читать правила фонда, в которых, например, сказано следующее (с небольшими сокращениями):

89. За счет имущества, составляющего Фонд, выплачиваются вознаграждения Управляющей компании в размере 3 (Трех) процентов среднегодовой стоимости чистых активов Фонда… а также Специализированному депозитарию, Регистратору, Аудитору и Оценщику в размере не более 1,5 (Одна целая пять десятых) процента среднегодовой стоимости чистых активов Фонда…
90. Вознаграждение Управляющей компании начисляется ежемесячно в последний рабочий день месяца.

И ещё «до 1%» от среднегодовой стоимости чистых активов фонда может быть потрачено на различные выплаты, связанные с работой фонда.

Итого инвестор выложит сначала 5,5%, а потом с остатка — ещё 1%. Заметим, что всё это — вне зависимости от результатов управления активами. Даже если ваш пай похудеет вдвое, вы всё равно будете платить дикие деньги управляющим. Напомним, в сообщении о запуске фонда УК скромно рассказала только об 1%, а про ещё 5,5% предпочла умолчать.

Но может быть столь высокая цена вызвана сложностью управления, высочайшей квалификацией, которая требуется от управляющих, необходимостью постоянно следить за состоянием ПИФа, проводить множество сделок? Обратимся к той же заметке Ведомостей:

…говорит гендиректор «Газпромбанк-управление активами» Александр Пчелинцев, обещая пересматривать структуру портфеля «нечасто, примерно раз в квартал».

Надо комментировать?

Делаем выводы

1) Как обычно, «информационное» сообщение управляющей компании — смесь прямого вранья и маркетинговых уловок.

2) Пайщик ПИФа получит бумаги (паи ПИФа), базирующиеся на бумагах (паях ETFов), которые базируются на бумагах (фьючерсах и опционах). Никакого вложения «в сельскохозяйственные товары» здесь не предполагается.

3) Фонд имеет высокий риск, так как цены «продовольственных» бумаг очень волатильны, а выйти из фонда быстро невозможно в силу его интервальной природы.

4) Фонд почти неуправляемый (пересмотр вложений раз в квартал), но страшно дорогой (5,5% годовых ежемесячно от СЧА и 1% цены пая при выходе).


А теперь можно заняться морковкой!

Источник: http://superinvestor.ru/archives/7419