Верховенство правового закона

ЗНАЧЕНИЕ ПРИНЦИПА ВЕРХОВЕНСТВА ПРАВА

Сытник Игорь Олегович

Магистрант Крымский филиал Российского государственного университета правосудия г. Симферополь

Аннотация. В статье анализируются роль и место принципа верховенства права в современном мире.

Ключевые слова. Верховенство права. Принципа права. Государство. Позитивное право.

Принцип верховенства права занимает исключительное место в правовой системе любого современного демократического государства. Несмотря на то, что сам термин «верховенство права» редко встречается в конституциях европейских государств, само построение их правовых систем и широкая реализация данного принципа в правоприменительной практике свидетельствует о применении данного правового принципа во всех аспектах и на всех уровнях правового бытия общества. Это обусловлено сложным процессом формирования демократического общества и поиском действенных средств гарантии и защиты демократии в мире и в каждой стране отдельно.

Теоретические основы принципа верховенства права были заложены в классических научных трудах западных юристов и мыслителей: Джеймса Гаррингтона, Александра Гамильтона, Томаса Джефферсона, Альберта Дайси и других. Отдельные теоретические аспекты принципа верховенства права получили развитие в исследованиях современных зарубежных юристов: Лона Фуллера, Герберта Харта, Антонина Скалиа, Джона Рица, Враяна Та Манаге, Томаса Бингема.

В советское время принцип верховенства права практически не исследовался. Отечественной правовой наукой того времени данный принцип рассматривался как негативное явление, характерное для «буржуазного права», и противопоставлялся принципу социалистической законности.

В нашей стране ситуация в корне изменилась в 1993 году с принятием Конституции Российской Федерации и началом нового государственного строительства. На сегодняшний день данный принцип активно и разнопланово изучается российскими юристами. В частности, принцип верховенства права исследовали Боренбойм П.Д., Виноградов В.А., Демичев А.А., Исаенкова О.В.

Однако анализ научного исследования указывает на недостаточность изучения значение принципа верховенства права для современного демократического общества в Российской Федерации.

Общеизвестное британское выражение гласит: «демократия — это, прежде всего, процедура», то есть незыблемость, и соблюдение демократических принципов со стороны государства гарантируется, в первую очередь, путем установления обязательных для выполнения процедурных норм которые регламентируют государственное управление. Исходя из приведенного тезиса, мы приходим к выводу, что чрезвычайно важным является неукоснительное соблюдение системы законодательных предписаний, которые, собственно, и устанавливают определенную процедуру, то есть механизмы функционирования демократического общества. Однако простого выполнения норм позитивного права государственными органами для обеспечения существования демократического режима явно недостаточно. Законодатель, даже при условии четкого следования установленной процедуре, имеет возможность сознательно или бессознательно, путем внесения изменений в нормативные акты ограничить или отменить законодательные гарантии основных прав человека, предоставить неоправданно широкие, а то и репрессивные полномочия отдельным государственным органам и даже изменить основы конституционного строя в государстве.

Это содержит реальную угрозу для демократического пути развития общества. Позитивистский подход к праву, так или иначе, означает отрицание любого другого права, кроме того, что установлено законодательным органом государства. При этом ни одна нормативно установленная законодательная или управленческая процедура, какой бы совершенной она ни была, сама по себе не может быть надежным противодействием возможности государственного произвола, поскольку она сама представляет собой исключительно результат правотворческой деятельности законодателя и может быть изменена или отменена им же.

Таким образом, позитивистская концепция законности косвенно устанавливает принцип верховенства законодателя. Исходя из этого, довольно логичным представляется тезис выдающегося юриста, одного из создателей правового позитивизма Ганса Кельзена, который, исследуя сущность правового государства, пришел к выводу, что «каждое государство является правовым, ведь каждое государство является определенным правовым порядком».

События первой половины XX столетия продемонстрировали несостоятельность позитивистской концепции верховенства закона и правового государства, которая в то время также носила позитивистский характер, стать надежным гарантом демократического общества и его защитником от произвола законодательной власти. Правовой позитивизм сделал возможным установление тоталитарных режимов в Европе. Наиболее красноречивым было установление национал-социалистического (нацистского) режима в Германии. Для прихода к власти нацистам не пришлось совершать мятежа или государственного переворота. Их партия получила власть, с формальной точки зрения, вполне «демократическим» путем — получением на выборах большинства в парламенте. Однако, получив подавляющее большинство в законодательном органе, нацисты уже первыми своими законодательными актами, которые принимались, опять-таки, в полном соответствии с нормативно установленной формальной законодательной процедуры, определили путь на уничтожение любых принципов демократии и прав человека. Отсутствие в правовой системе тогдашней Германии эффективных средств ограничения законодателя сделало невозможным противопоставить что-либо неправовым действиям государства. Ни немецкая судебная система, ни один другой официальный орган не имел возможности эффективно блокировать неправовые решения контролируемого нацистами законодательного органа. Характерно и то, что после свержения нацистского режима, на Нюрнбергском Трибунале нацистские военные в свое оправдание ссылались на то, что они лишь выполняли приказ, а их руководители, в свою очередь, заявляли, что они действовали только на основании и в рамках закона. С точки зрения правового позитивизма в их действиях не было состава преступления, ведь они не нарушили ни одного положительного «правового» акта, а даже наоборот, четко выполняли императивные нормы законодательства. Однако Суд признал руководителей национал-социалистической партии и гитлеровского государства военными преступниками, указав, что сами законы тоталитарной Германии были неправовыми.

Известный исследователь демократических процессов Джованни Сартори, характеризуя демократическую общественную формацию, которая не предусматривает средств ограничения законодателя, указывал, что в таком государстве «первые выборы будут фактически единственными настоящими выборами, а это значит, что такое демократия умирает, только зародившись».

Некоторые опасения, связанные с возможностью такой «законной» узурпации власти, периодически возникают и в российском юридическом обществе. Так, Е. Махрова считает, что принцип разделения властей в Российской Федерации может быть нарушен. По мнению исследователя, в условиях, которые сложились, данный принцип может попираться Президентом Российской Федерации в связи с тем, что он является связующим звеном между ветвями власти и обладает столь широкими полномочиями.

Следует отметить, что целью верховенства права является не просто формальное обеспечение порядка, предусмотренного законами и другими нормативными актами, установленными государством, а утверждение такого правопорядка, который ограничивает абсолютизм государственной, прежде всего, исполнительной, власти, ставит ее под контроль общества, создавая для этого соответствующие правовые механизмы. Даже безупречный с точки зрения юридической техники закон не всегда является панацеей верховенства права.

Таким образом, становится понятным, что простого формирования совершенной системы законодательства, закрепляющей основные права и свободы человека и устанавливающей эффективную законодательную процедуру, еще недостаточно для построения демократического общества.

Принцип верховенства права является фактически единственным эффективным средством обеспечения незыблемости демократии, а также одной из ее основных признаков.

С другой стороны принцип верховенства права имеет и отдельные недостатки. Основная проблема, связанная с практическим применением данного принципа, его неопределенность. Поскольку под «правом» понимается, в первую очередь, право неписаное, молчаливое, не имеющее четкого материального выражения, имеющее слишком сложную и многогранную сущность.

Законодатель, принимая нормативный акт, или судья, решая конкретную дело, должны каждый раз обращаться к принципу верховенства права и выяснить для себя его значение в каждом конкретном случае. Понятно, что каждый из них при толковании данного принципа так или иначе будет исходить из собственных мировоззренческих убеждений и представлений, профессиональных навыков и других субъективных факторов. Таким образом, применение принципа верховенства права неизбежно напрямую зависит от личности субъекта его применения, или, по выражению выдающегося американского юриста Лона Л. Фуллера, «человеческого фактора».

Несмотря на негативные стороны такой субъективной составляющей, человеческий фактор является «необходимым элементом любой справедливой и гуманной правовой системы. Тот сложный замер, который мы называем «правом», на каждом шагу требует вынесения суждений, и эти суждения должны выноситься людьми и для людей», с другой стороны, наличие человеческого фактора является неизбежной в любом случае.

Средством преодоления недостатков принципа верховенства права, является так называемая интегративная теория, которая заключается в сочетании лучших достижений и разработок различных, нередко жестко конкурирующих правовых учений и создание условий для их параллельного сосуществования в рамках одной правовой системы. В данном случае речь идет о возможности сосуществования принципа верховенства права и верховенства закона.

Рассматривая указанные концепции в контексте их интеграции, не стоит говорить об их сочетании или смешивании. Учитывая принципиально отличное сущностное наполнение учений о верховенстве закона и верховенство права и их происхождение с противоположных философско-правовых учений, такое смешивание было бы совершенно невозможным без фактической полной или хотя бы частичной подмены понятий и искажения обеих концепций. Поэтому в данном случае речь идет не о смешивании, а о создании условий для параллельного существования принципа верховенства права и принципа верховенства закона, их сочетание в рамках одной правовой системы. Данные принципы действуют в различных правовых плоскостях. Принцип верховенства права, как имеющий естественно-правовую сущность, гарантирует незыблемость неотчуждаемых прав человека путем возложения ограничений на государственную власть. Однако права человека, так же как и механизмы, их обеспечения, находят закрепление в актах позитивного права, в частности в конституции, законах. Таким образом, естественное право приобретает, положительного выражения, следовательно, возникает возможность его частичного обеспечения средствами системы законодательства.

Не существует единой точки зрения относительно возможности реализации интегративной теории, однако интегративная теория сегодня применяется на практике в правовых системах демократических государств. Принцип верховенства права, не имея положительного закрепления в текстах конституций, признается большинством юристов-ученых демократических стран и так же применяется на практике.

Ориентиром в этом направлении служат общепризнанные современным миром принципы права, международные пакты о правах человека, международная судебная практика, в частности практика Европейского суда по правам человека, тенденции развития правовых средств защиты прав человека в европейском и международном обществе.

Верховенство права «не создает добра, а только помогает избежать зла». Оно не призвано обеспечить эффективную властную деятельность, а, наоборот, накладывает правовые ограничения на действия представителей органов власти. Достижения правительственных целей должно быть подчинено гражданским гарантиям свободы и безопасности, чем и устраняется угроза властного произвола.

Принцип верховенства права является базовым, определяющим конституционным принципом, который составляет основу правовой системы современного демократического государства и, в конце концов, всего правового бытия общества, пронизывая такие сферы, как законодательная система, правотворчество и правоприменение, правовое сознание и правовая культура. Целью реализации принципа верховенства права является обеспечение эффективного и стабильного функционирования современного демократического государства. При этом данный принцип представляет собой действенное средство обеспечения соблюдения прав человека и противодействия государственной произвола, а также явление чрезвычайно многогранное и многоаспектное, поэтому ни российская, ни зарубежная юридическая наука не может дать его однозначного определения, которое бы передавало его сущность во всей его полноте и не обедняя содержания.

Отдельные юристы связывают принцип верховенства права с доминированием естественного права над позитивным. Другие не объясняют его настолько широко и концентрируются исключительно на основных правах человека, которые существуют независимо от их законодательного закрепления, и могут быть применены вопреки формальным предписаниям законодательства. Третьи, подчеркивая слово «верховенство», рассматривают этот принцип как таковой, что обусловливает доминирование права в обществе над другими социальными регуляторами. Распространено и мнение, согласно которому принцип верховенства права объединяет несколько составляющих: справедливость, разумность, равенство и тому подобное. Как представляется, все приведенные подходы не отрицают друг друга, но описывают разные аспекты одного явления — принципа верховенства права. Следует отдельно подчеркнуть, что при любых условиях принцип верховенства права не может быть сведен к принципу верховенства закона (законности), который может трактоваться исключительно в качестве формального признака исследуемого принципа.

Принцип верховенства права был закреплен непосредственно в тексте Конституции Российской Федерации, хотя такая практика вообще не характерна для стран с постоянной демократией, поскольку данный принцип вытекает из самой сущности конституционного строя и составляет самую сущность конституции. Для Российской Федерации такое закрепление носит позитивный характер, поскольку обязывает отечественных субъектов правоприменения, воспитанных на крайних формах юридического позитивизма, формально применять его в своей профессиональной деятельности.

Список литературы:

1. Чистое учение о праве Ганса Кельзена. К XIII конгрессу Международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987): Сборник переводов. Вып. 1 / Отв. ред.: Кудрявцев В. Н., Разумович Н. Н.; Пер.: Лезов С. В., Пивоваров Ю. С. — М.: Изд-во ИНИОН РАН, 1987. — 342 c.

2. Сартори Д. Вертикальная демократия . – Полис. Политические исследования. 1993. № 2. С. 80

3. Махрова Е. И. “О проблемах построения правового государства в России”

4. Фуллер Лон Л. Анатомия права // Российский ежегодник теории права. № 2. 2009. — С.-Пб.: Издат. Дом СПбГУ, 2011.

5. Аллан Т.Р.С. Конституционная справедливость. Либеральная теория верховенства права /Т.Р.С. Аллан, 2008. — С. 74.

Источник: https://www.gyrnal.ru/statyi/ru/414/

Добавлено в закладки: 0

Что такое верховенство права? Описание и определение термина.

Верховенство права – является одним из основных элементов правового государства, обозначающий подчиненность всех актов правоприменения и подзаконных актов закону. Верховенство закона обозначает иерархичность законодательства. Все подзаконные нормативно-правовые акты соответствуют нормам закона, которые имеют высшую юридическую силу, а также требованиям нормативно-правовых актов соответствуют все правоприменительные акты. Верховенство закона гарантирует защиту, которая обеспечена основным законом страны, включая все права и свободы человека если в стране присутствует Верховенство закона это подтверждает присутствие в стране соответствующих ценностей и приоритета в развитии правoвого государства.

Современная философия права подразумевает, что верховенство права противопоставлено идее, что некоторые должностные лица или органы власти поднимаются выше закона либо обладают чрезмерно широкими полномочиями и таким образом осуществляют произвол. Методика верховенства права подразумевает, что нормы должны быть опубликованы, стабильны и предсказуемы в своём применении. Важным требованием является доступность системы правосудия и её независимость от исполнительной и законодательной ветвей власти. Таким образом судья выносит решение основываясь только на фактах и законах. Доктрина в современном варианте говорит, что у членов общества должна быть возможность создавать и изменять законы, регулирующие их поведение.

Концепция верховенства права

Обратим внимание на две основные концепции верховенства закона: формальную и содержательную. По английской традиции их называют «тонкой» и «толстой», в их основе лежат теории правового позитивизма и естественного права, соответственно. Если посмотреть рационально, то верховенство закона не дает оценки справедливости самих норм, а скорее устанавливает процедурные атрибуты, которыми должна обладать правовая система. Этот подход ставит во главу угла эффективность и предсказуемость работы системы, а не отвечает на этические вопросы об её ответственности за результат. Более расширенные с дополнениями трактовки верховенства права могут выдвигать требования к содержанию законов. Они подразумевают фундаментальные права человека, которые, по утверждениям этих концепций, происходят из высших неписаных принципов законности, морали и справедливости. Данные трактовки особенно получили распространение после Нюрнбергского процесса, который вынес приговор руководству нацистской Германии, признав их преступниками, хотя формально они действовали согласно своим законам, а также после правозащитной деятельности Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга. Поэтому термины «верховенство закона» и «верховенство права» – разные, так как Парламентская ассамблея Совета Европы рекомендует применять первое понятие к формальной трактовке, а второе – к содержательной.

Таким образом, понятия «правовое государство» и «верховенство права» на законном основании заняли место не только в теории, но и в правовой системе России. Однако эти понятия и, те которые вытекают из них правовые стандарты производства правосудия и правила поведения судей вызывают много вопросов.
Самым главным представляется вопрос: «правовое государство», «верховенство» права — останутся лишь красивыми словами, мечтами многих поколений, которые оторваны от жизни, не имеющие никаких реальных возможностей, либо — основание, на котором будет создаваться конституционный строй государства и его правовая система, определяться статус личности в государстве, а также будут действовать все ветви государственной власти? Если сказать коротко: эти понятия останутся в мечтах, написанными на бумаге или должны воплощаться в жизнь?
На эту тему имеется немало серьезных научных исследований.

Признаки верховенства права

Обратим снимание на опыт зарубежных государств, обьявивших себя правовыми и посмотрим, как у них реализована Концепция правового государства.
Признаков правового государства очень много и они очень широки. В качестве самых важных, определяющих все остальные, следoвало бы выделить три:

  • приoритетность прав и интересов личности над правами и интересами государства;
  • связь государства и права;
  • приоритетность права над закoном.

Первый признак четко выражается в Конституции РФ, рассматривая положения о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.
Посмотрев на содержание этих конституционных положений, можно прийти к выводу, что в Конституции РФ приоритет отдается человеку, его правам и свободам перед государством, государство обязывается служить интересам человека.
Это значит, что Конституция РФ, обязывает законодателя издавать, а суды — применять только правовые законы. Закон может признаваться правовым, только при условии, что он отвечает целям и задачам, которые определены Конституцией РФ. Правовым может называться закон, который возведен в степень нравственности, разумности и справедливости. Законы и другие нормативные акты,кото не отвечающие целям и задачам Конституции РФ, не могут признаваться источниками права.
Конечно, то что в Конституции РФ указано, что Россия — это правовое государство, это скорее — цель, к которой нужно стремиться, чем действительный факт. Правовое государство не может быть создано одним лишь голосованием по поводу принятия Конституции РФ, поскольку для этого недостаточно самых хороших и справедливых законов, а необходимо обеспечить соответствующий уровень правопорядка, жизни людей и реальное соблюдение их прав и свобод. Однако это обстоятельство вовсе не лишает указанное положение практического значения и необходимости основывать на нем, соизмерять с ним законодательные и правоприменительные акты.

Принцип верховенства права

Конституционное положение «Россия — правовое государство» при всей его декларативности не только может, но и должно реально действовать, как должны действовать и применяться все другие положения Конституции РФ. Его практическое значение должно проявляться в том, чтобы:

  • деятельность всех органов государственной власти и их должностных лиц была подчинена праву;
  • принимаемые в Российской Федерации законы, указы и другие нормативные акты не противоречили праву;
  • правоприменительная практика судов обеспечивала защиту нарушенных прав, пресечение неправомерных действий и решений государственных органов и должностных лиц, юридических и физических лиц, а также исключала возможность применения противоречащих праву законов, указов и других нормативных актов.

Принципы и критерии, основываясь на которых суды в требуемых случаях разграничивают право и закон, обеспечивают действие права и его верховенство над законом, создают правовую основу для разрешения тех или иных дел, содержатся в ст. ст. 1, 2, 7, 17, 18, 55 и некоторых других статьях Конституции РФ.

Это означает,что то, что в Конституции РФ сказано, будто Россия — правовое государство, не стоит рассматривать только как цель; это, занимается определением границ поля, в котором могут действовать органы государственной власти, должностными лицами и которые они не имеют права переходить, это — границы правового поля, кроме того, создаются критерии, в которых должны оцениваться деятельность органов государственной власти, качество и содержание законов, правоприменительная практика.

Законность верховенства права

Таким же образом, обращая внимание на указанные постановления Пленума Верховного Суда РФ, судам общей юрисдикции должно быть разрешены коллизии между федеральными законами, с одной стороны, и общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Рoссийской Федерации — с другой.

Судебная практика знает немало примеров разрешения судами дел основываясь на прямом применении положений Конституции РФ, принципы, которые общепризнаны, и нормы международного права, международные договора Российской Федерации, то есть позитивного подхода судов к реализации принципа верховенства права, осуществляя правосудие.

Таким образом, в Российской Федерации на кoнституционном уровне существуют юридические основы, на которых могут действовать суды, основываясь на принципе верховенства права. Согласно ч. 1 ст. 120 Конституции РФ суд является независимым и подчиняется только Конституции и федеральному закону. Это положение, учитывая изложенное выше, требует утoчнения: судья подчиняется не любому федеральному закону, а лишь тому, который не противоречит Конституции РФ, oбщепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации. В суде нельзя слепо, бездумно и бездушно применять любой закон; его важнейшая задача, которая вытекает из Конституции РФ, защищать человека от произвола, от ошибок, глупостей, злонамерений законодателя.
Учитывая это, необходимо произвести серьезную корректировку в понимании принципа законности в судопроизводстве, ведь законность может быть очень разная.

Основные признаки и черты правового государства

Соотношение понятий «признак» и «черта»

Признак — величина, характеризуемая в процессе статистического исследования. П. может быть качественным (мнение, суждение) или количественным (напр., количество покупок в магазине за день).

Черта — перен. признак, особенность.

Правовое государство — это организация политической власти, создающая условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотреблений.

Правовое государство — это государство, в котором организация и деятельность государственной власти в ее взаимоотношениях с индивидами и их объединениями основана на праве и ему соответствует.

Наибольшую трудность в анализе правового государства представляет тот факт, что ни в одной стране до сих пор не сложилось полностью правовое государство. Этот факт даёт критикам идеи правового государства основания полагать, что правовое государство, не существующее в реальности ныне, никогда и не будет существовать, вытесняясь другими режимами, более удобными с позиций осуществления публичной власти.

Главнейшим признаком правового государства является верховенство права. Эта черта подразумевает приоритет правового регулирования над каким-либо иным, подчинение всех без исключения субъектов общественных отношений праву.

Идея правового государства направлена на ограничение власти (силы) государства правом; на установление правления законов, а не людей; на обеспечение безопасности человека в его взаимодействиях с государством.

Основные признаки правового государства:
    1. Разделение властей (осуществление государственной власти в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную, судебную с целью недопущения сосредоточения всей полноты государственной власти в чьих-либо одних руках, исключения ее монополизации, узурпации одним лицом, органом, социальным слоем).
    2. Наличие Конституционного Суда — гаранта стабильности конституционного строя, органа, обеспечивающего конституционную законность и верховенство Конституции, соответствие ей законов и иных актов законодательной и исполнительной власти.
    3. Верховенство закона и права (ни один орган, кроме высшего представительного (законодательного), не вправе отменять или изменять принятый закон). Все иные нормативные правовые акты (подзаконные) не должны противоречить закону.
    4. Связанность законом в равной мере государства и граждан, их объединений (государство, издавшее закон, не может само его и нарушить, что противостоит возможным проявлениям произвола, своеволия, вседозволенности со стороны бюрократии всех уровней).
    5. Взаимная ответственность государства и личности: личность ответственна перед государством, но и государство не свободно от ответственности перед личностью за неисполнение взятых на себя обязательств, за нарушение норм, предоставляющих личности права.
    6. Реальность закрепленных в законодательстве основных прав человека, прав и свобод личности, что обеспечивается наличием соответствующего правового механизма их реализации, возможностью их защиты наиболее эффективным способом — в судебном порядке.
    7. Реальность и действенность контроля и надзора за осуществлением законов, иных нормативно-правовых актов.
    8. Правовая культура граждан (знание ими своих обязанностей и прав, умение ими пользоваться; уважительное отношение к праву, противостоящее «правовому нигилизму»).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/osnovnie-priznaki-i-cherti-pravovogo-gosudarstva

ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА И ЗАКОНА

Положение о верховенстве права и закона является одной из важнейших характеристик правового государства (наряду с разделением властей и связанностью государства и граждан взаимными правами и обязанностями). Вместе с тем объективно существующее несовпадение права и закона заставляет рассматривать верховенство права и верховенство закона раздельно. В литературе даже отмечается, что идея верховенства права исторически значительно старше идеи верховенства закона.

Верховенство закона означает:

  • а) верховенство конституции;
  • б) особую процедуру принятия и изменения закона;
  • в) обязательное соответствие всех иных нормативных актов закону;
  • г) наличие механизмов реализации и защиты закона;
  • д) конституционный надзор, обеспечивающий непротиворечивость всей законодательной системы.

Верховенство (господство) права предполагает прежде всего наличие законов с правовым содержанием (правовых законов), а также связанность государственной власти с правовыми законами, то есть правом.

В марте 1990 г. в Москве и Ленинграде состоялся семинар, посвященный «верховенству права», на котором с докладами выступили 15 ведущих российских и американских юристов — ученых и практиков. Американский профессор Джон Нортон Мур в своем докладе выделил пять основных принципов верховенства права:

  • — правительство народа, управляемое народом и существующее для народа;
  • — разделение властей и принципы взаимосвязи между законодательной, исполнительной и судебной властью;
  • — представительная демократия, процедурные и существенные ограничения в отношении правительственных действий, направленных против частных лиц (защита личной свободы и личного достоинства);
  • — ограниченное правительство и федерализм;
  • — судебное разбирательство независимой системой судебных органов как центральный механизм проведения конституционных законов в жизнь.

Продвинуть принципы верховенства права в жизнь стремится Совещание по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В июне 1990 г. в Копенгагене состоялось историческое заседание СБСЕ по Человеческому Измерению, на котором 35 государств, входящих в СБСЕ, заявили о своем намерении поддерживать и выдвигать принципы справедливости, которые определяют основу верховенства права. Они считают, что «верховенство права означает не просто формальную законность, которая обеспечивает регулярность и последовательность при достижении и приведении в исполнение демократического порядка, но и справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантированную учреждениями, обеспечивающими рамки ее наиполнейшего выражения».

Источник: https://studwood.ru/895773/pravo/verhovenstvo_prava_zakona

Верховенство правового закона

В правовом государстве ни один государственный орган, должностное лицо, коллектив или общественная организация, ни один человек не вправе посягать на закон. За его нарушение они несут строгую юридическую ответственность. Когда мы ведем речь о верховенстве закона как нормативно-правового акта, обладающего высшей юридической силой, то имеем в виду, что все подзаконные акты должны строго соответствовать ему, а должностные лица не уклонятся от его исполнения и тем более не нарушать его. Также недопустимо «обогащать» закон подзаконными актами, вкладывать в его содержание такой смысл, который не был предусмотрен законодателем. Кроме того, и все рядовые граждане должны в своем поведении руководствоваться законом. А для этого помимо всего прочего, они должны быть информированы о его содержании.

Правовое государство также предполагает правовую устойчивость Конституции. Недопустимо ее постоянное изменение, дополнение и обновление. Ибо тогда она перестает быть Основным Законом государства, обладающим долгосрочным характером. Вот почему бесконечные изменения, которые вносил Верховный Совет Российской Федерации в Конституцию Российской Федерации противоречили природе правового государства и делали нестабильной внутриполитическую обстановку в обществе. Если конституция выражает государственную волю общества, то ее изменение, обновление должно осуществляться в соответствии с ней, а не волей.

Укрепление законности остается актуальнейшей задачей, ибо это — центральная категория правового государства. Новая Конституция Российской Федерации в соответствии с принципом разделения властей внесла коррективы в иерархию нормативно-правовых актов. Конституцией Российской Федерации к федеральным законам отнесены: федеральные конституционные законы и федеральные законы. Статья 76 устанавливает, что по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации — федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации. Вне пределов ведения Российской Федерации субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование. К правовым актам субъектов Федерации отнесены конституции республик, уставы краев, областей, городов федерального значения, автономных областей и автономных округов, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации.

Все правовые акты, издаваемые в Российской Федерации, не могут противоречить Конституции Российской Федерации, федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76). Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Федеральные конституционные законы принимаются по следующим вопросам: о статусе субъекта Федерации, о референдуме, о порядке деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114); о судебной системе РФ (ч. 3 ст. 118), о полномочиях, порядке образования и деятельности КС РФ, о порядке введения военного положения на территории РФ или в отдельных ее местностях (ст. 87) и др.

Предусмотрено принятие федеральных законов по вопросам: реализации прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в главе 2; статуса столицы РФ (ч. 2 ст. 70), о системе налогов и сборов (ч. 2 ст. 70), федерального устройства государства; общим принципам организации представительных и исполнительных органов, выборов Президента, депутатов Государственной думы, формирования Совета Федерации и др.

По вопросам, отнесенным Конституцией к ведению Совета Федерации (о назначении счетной палаты) и Государственной Думы (акт об амнистии) каждая палата принимает собственные постановления. По всем другим вопросам, прямо не отнесенным к компетенции палат Федерального Собрания, возможно лишь принятие федеральных законов.

Президент Российской Федерации издает указы и распоряжения, которые не противоречат Конституции и обязательны на всей территории Российской Федерации. Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Они обязательны к исполнению на всей территории Российской Федерации и основываются на Конституции Российской Федерации, федеральных законах, нормативных указах Президента.

Конституция Российской Федерации — юридическая база всего законодательства, в которой закреплены основы экономической, социальной и политической организации общества, устанавливается механизм государственной власти и управления, основные права и обязанности граждан. Отсюда и значение Конституции как Основного Закона государства. Необходимо максимально стремиться к тому, чтобы Конституция занимала реальное место в правовой системе, имела практическую ценность. Конституция закрепляет основные положения всех сторон государственной и общественной жизни, поэтому для практической реализации ее норм, как правило, необходимы вторичные законодательные акты, детализирующие конституционные установления в такой мере, в какой это необходимо для их претворения в жизнь. Однако в важнейших вопросах и сама Конституция должна быть в достаточной степени конкретной, чтобы выступать в качестве источника норм прямого действия, обязательных для государственных органов, должностных лиц. К числу таким норм, относятся те, которые закрепляют основные права, свободы и обязанности граждан, реальность которых не должна увязываться с наличием или отсутствием специального акта, касающегося механизма реализации указанной группы конституционных норм.

Тщательный подход к разработке законодательных актов, с одной стороны, и готовность внести в них необходимые исправления и поправки, вызванные реальной жизненной практикой, с другой, — представляют собой те правила, которыми должен руководствоваться законодатель. Законодательные акты, даже те, которые касаются важнейших сторон государственной и общественной жизни, часто не отвечают требованиям нормативности и гарантированности. При таких условиях эти акты не становятся реальными регуляторами общественных отношений, не приводят к сколько-нибудь значительному социальному эффекту, несмотря на все призывы и даже борьбу за соблюдение и применение таких актов. Необходимо установить высокое качество законодательства, а также установить механизм самореализации правовых норм, которые будут способствовать становлению правового государства.

Конкретно-исторический опыт становления и развития правовой государственности определяется социально-экономическими и политическими условиями, уровнем общественного правосознания, субъективными факторами, национальными и историческими традициями. Одним из таких условий является существование единого правового пространства в границах данного государства. Ученые-юристы, занимающиеся разработкой проблем правового государства и связывающие формирование его основ прежде всего с реализацией принципа верховенства закона как основной общедемократической ценностью, уделили внимание понятию правового закона, необходимости придания законам, в том числе и Конституции, прямого действия, упорядочения ведомственного и локального нормотворчества, создания правовых механизмов, обеспечивающих их полное соответствие закону. Но реализация этих идей возможна лишь при наличии единого правового пространства как определяющего условия становления правовой государственности. «Война законов», начавшаяся с принятием бывшими союзными республиками Деклараций о государственном суверенитете, одним из положений которых провозглашался приоритет республиканского законодательства перед союзным, продолжается. «Полем битвы» становится правовое пространство Российской Федерации, где идея государственного суверенитета бывших автономий вновь фокусируется на признании приоритета законодательства республик, входящих в состав России. Логическим завершением данного процесса явился парад локальных суверенитетов, который выражается в принятии конституций республиками, не соответствующих Конституции Российской Федерации по многим фундаментальным вопросам (Степное Уложение Республики Калмыкия — Хальмг-Тангч; конституции Республики Коми, Республики Башкортостана, Республики Карелия). А именно: по вопросам нарушения прав и свобод человека (ущемляются права граждан русскоязычного населения на территориях республик); декларируется приоритет верховенства законодательства республик; устанавливаются собственные судебные системы (предмет исключительного ведения Российской Федерации); провозглашается право назначения высших должностных лиц в республике высшими органами власти республик (приоритет Российской Федерации); покушение на совместные предметы ведения Российской Федерации и республик (относят исключительно к ведению республик).

В ряде статей Конституции Российской Федерации (статьи 4, 15, 76 и др.) закреплено верховенство Конституции Российской Федерации и федеральных законов на всей территории России. Ст. 15 гласит: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Согласно статье 72 Конституции Российской Федерации обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Таким образом, единое правовое пространство как необходимое условие становления и формирования правового государства отсутствует. Необходимо обеспечить соответствие конституций и законов республик, уставов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Такую функцию выполняет Конституционный Суд Российской Федерации. Статья 125 Конституции Российской Федерации устанавливает, что Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации: федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации; конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации; договоров между органами государственной власти Российской Федерации органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации; не вступивших в силу международных договоров. А также разрешает споры о компетенции между федеральными органами государственной власти, между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

В современном демократическом государстве эффективность правового закона сопряжена с наличием единого правового пространства, в котором приоритетное значение имеет принцип верховенства законов, принимаемых от имени народа и выражающих его суверенную волю над всеми действующими в стране нормативными актами. Подзаконные акты, включая ведомственные распоряжения, приказы, инструкции, подлежат конституционному контролю. Это означает, что они могут быть опротестованы, обжалованы и аннулированы по мотивам нарушения законности или, напротив, после определенной судебной процедуры подтверждены как соответствующие конституции и иным законам.

Идея единого правового пространства становится национальной. В странах Западной Европы концепция правового пространства наряду с концепцией европейского экономического пространства, получает все большее признание, и выражается в борьбе с терроризмом, защитой прав человека, праве убежища, отношениями между правоохранительными органами.

В правовом государстве существуют определенные гарантии законности, которые обеспечивают соблюдение и исполнение закона. Это — социально-экономические, политические, юридические и международные гарантии. Политические гарантии законности — это прежде всего демократизм общественного и государственного строя, политический и идеологический плюрализм, активное участие граждан в управлении делами государства. Социально-экономические гарантии законности — многообразие форм собственности, создание необходимы условий для их развития, обеспечение им равной защиты, свободное предпринимательство, право граждан распоряжаться своими способностями к производительному и творческому труду, справедливые условия найма, увольнения, оплаты и охраны труда и т.д. К юридическим гарантиям относятся следующие: нормативная урегулированность законами или подзаконными актами всех общественных отношений, нуждающихся в правовом закреплении, эффективная деятельность специальных органов, контролирующих соблюдение законов, а также правоохранительных органов, привлечение к юридической ответственности должностных лиц, посягающих на права и свободы граждан. К международным гарантиям относятся: деятельность международных организаций, специализированных органов ООН по контролю за соблюдением прав человека в различных странах, инспекционные поездки их представителей в регионы, где нарушается законодательство, закрепляющее права и свободы граждан, право граждан обращаться в международные органы за защитой своих нарушенных прав.

Законность и правовое государство — категории во многом тождественные, но у них несколько разные акценты. Законность требует безусловного соблюдения законодательства всеми субъектами правовой сферы, в то время как правовое государство предъявляет подобное требование к государственным структурам, выполняющим функции публичной власти. Поэтому реализация режима правового государства означает торжество закона прежде всего в деятельности властных структур — государственных органов власти, управления, суда и прокуратуры и их должностных лиц. В итоге законность и правовое государство ведут к превращению закона в самостоятельную, объективную силу, жизнедеятельность которой не зависит от отношения к ней.

Таким образом, рассмотрев такие аспекты правового государства как систему разделения властей и верховенство закона, мы переходим к основной функции правового государства.

Источник: https://vuzlit.ru/1346003/verhovenstvo_pravovogo_zakona

Основные положения

В современной философии права, верховенство права противостоит идее, что отдельные должностные лица или органы власти могут быть выше закона либо обладать чрезмерно широкими полномочиями и таким образом осуществлять произвол. Доктрина верховенства права требует, чтобы нормы были опубликованными, стабильными и предсказуемыми в своём применении. Она требует доступности системы правосудия и её независимости от исполнительной и законодательной ветвей власти с тем, чтобы судьи выносили решения только на основании фактов и законов. В современных вариантах доктрины также утверждается, что члены общества должны иметь возможность участвовать в создании и изменении законов, которые регулируют их поведение.

Можно выделить две основные концепции верховенства закона: формальную и содержательную («тонкую» и «толстую» в английской традиции; связанные с теориями правового позитивизма и естественного права, соответственно). Формальная трактовка верховенства закона не делает суждения о справедливости самих норм, а определяет процедурные атрибуты, которые должна иметь правовая система. Данный подход стремится изолировать эффективность и предсказуемость работы системы от этических вопросов об её ответственности за результат. Содержательные трактовки верховенства права выдвигают требования к содержанию законов и явным образом включают фундаментальные права человека, которые, как утверждают эти концепции, вытекают из высших неписаных принципов законности, морали и справедливости. Такие интерпретации значительно усилили своё влияние после Нюрнбергского процесса, который признал руководство нацистской Германии преступниками вопреки их формальному соблюдению законов, а также после правозащитной деятельности Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга. Чтобы не путать формальную трактовку с содержательной, Парламентская ассамблея Совета Европы рекомендует для первой использовать термин «верховенство закона», а для последней «верховенство права».

Согласно определению, данному в 2004 году в докладе Генерального секретаря ООН «Господство права и правосудие переходного периода в конфликтных и постконфликтных обществах», «Господство права — это понятие, составляющее саму суть миссии ООН. Речь идет о таком принципе управления, в соответствии с которым все лица, учреждения и структуры, государственные и частные, в том числе само государство, функционируют под действием законов, которые были публично приняты, в равной степени исполняются и независимо реализуются судебными органами и которые совместимы с международными нормами и стандартами в области прав человека».

Украинский ученый-юрист А.Н.Костенко, исходя из теории социального натурализма, предложил интерпретировать принцип верховенства права как «принцип верховенства законов естественного права».

История

Термин используется с начала XVII века (петиция Якову I со стороны Палаты общин в 1610 году; несколько раньше эта идея прозвучала в решении Суда общих тяжб под председательством Эдварда Кока, хотя сам король считал подобный взгляд на свою власть «изменой»). Следует отметить, что сама концепция значительно старше и далеко не всегда связана с представлениями о демократии в современном смысле. Например, Аристотель настаивал, что «править должен закон». Схожих взглядов придерживался Цицерон, который говорил: «Все мы — рабы законов». Закон абсолютизировали древнекитайские «легисты» — приверженцы школы фацзя, в период нахождения у власти устанавливавшие в государстве, как правило, очень суровые наказания за многочисленные проступки. Однако, с точки зрения легистов, закон должен был быть не средством народа обуздывать властителей, а скорее средством для властителей управлять народом. Напротив, в XIII веке Фома Аквинский утверждал, что именно верховенство закона представляет собой установленный Богом «естественный порядок».

Идея, что свобода действий обладающих властью лиц должна иметь правовые ограничения, характерна прежде всего для англосаксонской правовой традиции (в XVIII в. — Джон Локк, Сэмюэл Джонсон, Томас Пейн, Джон Адамс). Во многом, несмотря на некоторые различия в акцентах, верховенство права близко к развивавшемуся в романо-германской правовой философии понятию «правовое государство» (нем. Rechtsstaat, фр. État de droit). Использование той или иной терминологии связано главным образом с различиями в правовых обычаях и их истории.

Самый древний источник, в котором утверждается идея подчинения власти закону, — Тора (часть Святого Писания) Моисея, согласно традиционной точке зрения жившего в XIII в. до н. э.:

Когда он (царь) сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своём он и сыновья его посреди Израиля.

В Средние века эта идея получает силу государственного закона и в нееврейском мире, когда высшим источником истины в нём также становится Святое Писание. Согласно этому источнику, «закон (бога) — истина». Этот закон был общей основой всех политических и правовых доктрин Средневековья. Но ещё ранее, во время христианизации Римской империи, в 390 г. христианский император Феодосий I уже был вынужден подчиниться закону и принести публичное покаяние.

В 1215 г. английский король, признавая над собой главенство Христа, подписал Великую хартию вольностей, устанавливавшую принцип подчинения власти праву. В том же веке придворный судья Генри Брэктон (англ. Henry de Bracton, ум. в 1268 г.) впервые систематизировал основные нормы английского права. Его работа De legibus et consuetudinibus Anglia («О законах и судебных установлениях Англии») сыграла важнейшую роль в становлении средневековой Англии. Он утверждал, что «король должен быть не под человеком, а под богом и законом, потому что закон делает короля королём».

И в дальнейшем законодательные акты средневековой Европы регулировали власть монархов, опираясь на главенство Христа и верховенство Святого Писания. Так в 1221—1225 гг. судья Эйке фон Репков составил Саксонское зерцало — старейший правовой сборник Германии, который послужил основой для Швабского зерцала и для права города Магдебурга (см. Магдебургское городское право), откуда распространился в Голландии, Лифляндии и Польше.

В 1525 г. крестьянами Швабии был принят манифест Реформации Двенадцать статей.

В 1571 г. Парламентским Актом в Англии были утверждены 39 статей (см. ст. 37).

Билль о правах 1689 г. ещё более ограничил власть английских монархов и декларировал права и свободы подданных.

Так, опираясь на имя Христа и высоту его закона, идея верховенства права получила силу государственного закона в средневековой Европе, а абсолютная монархия, унаследованная от Римского права, превратилась в монархию, ограниченную законами.

В дальнейшем нормативно-правовые акты демократических государств перестали признавать главенство Христа и верховенство Святого Писания. Однако эти государства не перестали строить свои законодательства на принципе верховенства права, но продолжили развитие этого принципа в своём законотворчестве, положив его основой современного мироустройства.

Примечания

  1. Естественно-правовые теории делают различие между верховенством закона и верховенством права, причём последнее понимается более широко и связано с содержательной трактовкой доктрины.
  1. 1 2 3
    … And it is more proper that law should govern than any one of the citizens: upon the same principle, if it is advantageous to place the supreme power in some particular persons, they should be appointed to be only guardians, and the servants of the laws. … И это более правильно, что править должен закон нежели кто-то из граждан: исходя из того же принципа, если выгоднее наделить верховной властью определённую группу лиц, то они должны быть назначены только для защиты и служения закону.
    — Аристотель. Глава 16 // Политика.
  2. Мучник А. Г. (укр.)русск. Философия достоинства, свободы и прав человека. К.: Парламентское изд-во, 2009. ISBN 978-966-611-679-9
  3. Stein R. Rule of Law: What Does it Mean? (англ.) / / Minn. J. Int’l L. 2009. Vol. 18. P. 293.
  4. Jurgens E. The principle of the Rule of Law Архивная копия от 9 марта 2013 на Wayback Machine (англ.) // Council of Europe Parliamentary Assembly. Doc. 11343. 2007-07-06; см. также Resolution 1594 Архивная копия от 21 марта 2013 на Wayback Machine (англ.)
  5. Аннан, Кофи. Создание общего понятийного аппарата в области правосудия для Организации Объединенных Наций. Господство права и правосудие переходного периода в конфликтных и постконфликтных обществах. Доклад Генерального секретаря. Организация Объединенных Наций (23 August 2004). Дата обращения 11 апреля 2016.
  6. 12 Co Rep 64, 77 ER 1342, EWHC KB J23 (англ.)
  7. Цицерон М. Т. Речь в защиту Авла Клуенция Габита. LIII, 146. 66 г.
  8. Xiangming, Zhang. On Two Ancient Chinese Administrative Ideas: Rule of Virtue and Rule by Law, The Culture Mandala: Bulletin of the Centre for East-West Cultural and Economic Studies (2002): «Although Han Fei recommended that the government should rule by law, which seems impartial, he advocated that the law be enacted by the lords solely. The lords place themselves above the law. The law is thereby a monarchical means to control the people, not the people’s means to restrain the lords. The lords are by no means on an equal footing with the people. Hence we cannot mention the rule by law proposed by Han Fei in the same breath as democracy and the rule of law advocated today.»
    Bevir, Mark. The Encyclopedia of Political Theory, page 162.
    Munro, Donald. The Concept of Man in Early China. Page 4.
    Guo, Xuezhi. The Ideal Chinese Political Leader: A Historical and Cultural Perspective. Page 152.
  9. Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть II—I. Вопросы 90-114. К.: Ника-Центр, 2010. ISBN 978-966-521-518-9
  10. Heuschling L. État de droit, Rechtsstaat, Rule of Law. Paris: Dalloz, 2002. ISBN 978-2247044948
    Grote R. Rule of Law, Rechtsstaat and «Etat de droit» // Constitutionalism, Universalism and Democracy: A Comparative Analysis / Christian Starck (Ed.). Nomos Publishers, 1999. P. 269. ISBN 978-3789059179
  11. Доклад о верховенстве права Архивная копия от 20 апреля 2012 на Wayback Machine / 86-я пленарная сессия Венецианской комиссии. Венеция, 25-26 марта 2011.
  12. Электронная еврейская энциклопедия
  13. Второзаконие 17:18-20
  14. Псалом 118:142
  15. История политических и правовых учений МГУ им. М. В. Ломоносова / Учебник / Под ред. доктора юридических наук, профессора О. Э. Лейста. — М. : Издательство «Зерцало», 2000. — С.80,81.
  16. Казаков, Михаил Михайлович, Христианская церковь и Римская империя в IV веке.
  17. Текст хартии
  18. Крашенинникова Н. А. Великая хартия вольностей 1215 г. (современная интерпретация) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. — 2002. — № 3. — С. 86—107
  19. Bracton, H., On the Laws and Customs of England, Vol. U, Harvard University Press, Cambridge, MA, p. 25, 1968.
  20. Генри Брэктон, «О законах и обычаях Англии» Архивная копия от 14 ноября 2016 на Wayback Machine
  21. Юридический словарь. — М.: Госюриздат. Главный редактор С. Н. Братусь и др.. 1953.
  22. Саксонское зерцало: Памятник, комментарии, исследования / Отв. ред. В. М. Корецкий; авт. ст. Л. И. Дембо, Г. А. Аксененок, В. А. Кикоть; Институт государства и права АН СССР. — М.: Наука, 1985. — 272 с.
  23. Саксонское зерцало, ст. 42, § 4.
  24. Текст статей Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine
  25. ЭСБЕ/Билль прав
  26. Билль о правах 1689 г.
  27. Tamanaha, B.Z., On The Rule of Law: History, Politics, Theory, Cambridge University Press, Cambridge, UK, p. 23, 2004.
  28. ООН и верховенство права
  29. Rule of Law Index. The World Justice Project
  30. Russia. Rule of Law Index. The World Justice Project
  31. «Диктатура закона»: Россия оказалась в хвосте очередного рейтинга о верховенстве права

Литература

  • Вишневский Г. А. Верховенство права и проблемы его обеспечения в процессе судебного правоприменения // Право и политика. 2012. № 2 (146). С. 294—299.
  • Дайси А. В. Основы государственного права Англии. Введение в изучение английской конституции. 2-е изд. СПб.: Тип. тов-ва И. Д. Сытина, 1907.
  • Дворкин Р. О правах всерьез. — М.: РОССПЕН, 2005. — ISBN 5-8243-0569-2
  • Морозова Л. А. Теория государства и права. 4-е изд. М.: Эксмо, 2010. 31.2. Признаки правового государства
  • Нестерович В.Ф. Верховенство права та забезпечення прав людини на тимчасово окупованих територіях України / В.Ф. Нестерович. Наукові записки НаУКМА. 2017. Т. 200. Юридичні науки. С. 85-92.
  • Общая теория права и государства / Под ред. Лазарева В. В. 3-е изд. М.: Юристъ, 2001. 7.3. Воздействие права на государство. Принцип связанности государства правом (верховенство права)
  • Ролз Дж. Теория справедливости. М.: ЛКИ, 2010. ISBN 5-382-01051-X
  • Фуллер Л. Мораль права. — М.: Ирисэн, 2007. ISBN 978-5-91066-011-8 (ошибоч.)
  • Хайек Ф. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики. — М.: ИРИСЭН, 2006. ISBN 5-91066-010-1
  • Харт Г. Л. А. Понятие права. СПб.: Изд-во СПБГУ, 2007. ISBN 978-5-288-04211-9
  • Allan T. R. S. Rule of law (Rechtsstaat) (недоступная ссылка) (англ.) // Routledge Encyclopedia of Philosophy. London: Routledge, 1998. См. также Routledge Encyclopedia of Philosophy в «Книгах Google» (англ.)
  • Rule of law (англ.) // West’s Encyclopedia of American Law. Eagan, Minnesota: West, 1997.

Контрольная работа по теме «Политическая сфера»

^ 30. Найдите в приведенном списке требования, являю­щиеся обязательными для избирательной систем в демократическом обществе, и запишите цифры под которыми они указаны.

  1. равное распределение эфирного времени для кандидатов
  2. к голосованию допускаются лица, достигшие 18 лет
  3. наличие фаворитов при распределении голосов
  4. тайная подача голосов
  5. информирование граждан о программах канди­датов
  6. к голосованию допускаются только лица с выс­шим образованием

^ 31. Как происходят выборы Президента РФ? Ответьте, опираясь на знания о типах избирательных сис­тем.
Ответ:
Контрольная работа по теме «Политическая сфера»
2 вариант
^ 1. Полный контроль государства над жизнью каждо­го гражданина осуществляется при … политичес­ком режиме.

  1. авторитарном 2) тоталитарном 3) монополистическом 4) демократическом

2. В государстве А власть принадлежит группе воен­ных. Все важнейшие политические решения при­нимаются без участия граждан страны. Но органы власти не вмешиваются в сферы культуры, рели­гии. Экономика развивается без жесткого контро­ля. Какой политический режим характерен для данной страны?

  1. авторитарный 2) тоталитарный 3) демократический 4) монополистический

^ 3. Признаком авторитарного режима является

  1. тотальный контроль над всеми сферами жизни
  2. парламентаризм
  3. наличие политической оппозиции
  4. монополизация политики без тотального конт­роля над обществом

^ 4. Верны ли следующие суждения?
А. Политическим режимом называют совокуп­ность способов, методов и форм осуществления политической власти.
Б. Принято различать тоталитарный и политичес­кий режимы.
1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны
^ 5. В отличие от тоталитарного в авторитарном госу­дарстве

  1. осуществляется всесторонний контроль жизнью общества
  2. существует единая идеология, обязательная для всех граждан
  3. сохраняется свобода деятельности в различные сферах
  4. осуществляется право меньшинства на оппозицию

^ 6. В отличие от тоталитарного в демократическом го­сударстве

  1. любое инакомыслие подавляется 2) народ влияет на принятие политических решений

3) допускается только одна идеология 4) информация о деятельности всех органов
власти закрыта
^ 7. Такие принципы, как народовластие, плюрализм, гласность, присущи … режиму.

  1. тоталитарному 2) демократическому 3) авторитарному 4) коммунистическому

^ 8. Найдите в приведенном списке черты тоталитарно­го режима и запишите цифры, под которыми они указаны.

  1. многопартийность
  2. одна официальная идеология
  3. однопартийность
  4. парламентаризм
  5. жесткая цензура
  6. гласность

^ 9. Через выборы и референдумы воплощается демок­ратический принцип

  1. плюрализма 2) меньшинства 3) большинства 4) парламентаризма

10. Верны ли следующие суждения?
А. При демократическом режиме высшим законо­дательным органом является парламент
Б. Парламентаризм — это государственная власть, в которой главную роль осуществляет народное представительство — парламент.
1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны
^ 11. Основной признак демократического режима — это

  1. плюрализм 2) гласность 3) принцип большинства 4) народовластие

12. Верны ли следующие суждения?
А. Принцип правового равенства в демократичес­ком государстве означает равенство всех граж­дан в правах и перед законом.
Б. Суть принципа политического равенства в де­мократическом государстве состоит в том, что в политической борьбе могут принимать участие только лидеры политических партий.
1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны
^ 13. Предоставление гражданам информации о дея­тельности всех властных структур — это
1) гласность 2) плюрализм 3) парламентаризм 4) принцип большинства
^ 14. Что относится к признакам демократического го­сударства?

  1. однопартийная система 2) парламентаризм

3) безальтернативные выборы 4) единая государственная идеология
^ 15. Что является нарушением принципов демократии?

  1. проведение выборов и референдумов 2) неограниченный срок президентских полномочий

3) открытость деятельности политических инсти­тутов 4) организация митингов и демонстраций
^ 16. Принцип устройства и функционирования полити­ческой системы, который предполагает свободную конкуренцию в борьбе за лидерство различных партий, идей, программ — это
1) народовластие 2) парламентаризм 3) гласность 4) политический плюрализм
17. Найдите в приведенном списке недостатки демок­ратического режима и запишите цифры, под кото­рыми они указаны.

  1. существование оппозиции
  2. наличие нескольких политических партий
  3. партии оттесняют граждан от участия в полити­ческой жизни
  4. срок президентских полномочий ограничен
  5. стремление бюрократического аппарата засекре­тить свою деятельность
  6. политические возможности выше у тех, кто обладает связями, деньгами

^ 18. Верны ли следующие суждения?
А. В правовом государстве ни одному из государст­венных органов не принадлежит вся власть в полном объеме.
Б. В правовом государстве существует взаимная ответственность между личностью и государст­вом.
1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны
^ 19. Верны ли следующие суждения?
А. Человек от рождения свободен; правовое государ­ство не ущемляет естественные права человека.
Б. В правовом государстве свобода человека небез­гранична, она ограничивается законом, закреп­ляющим равенство всех людей в их правах и свободах.
1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

Источник: http://www.userdocs.ru/pravo/21073/index.html