Статья 24 ГК РФ с комментариями

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а если оно уже возбуждено, то подлежит прекращению, если установлено хотя бы одно из нижеизложенных обстоятельств:

а) отсутствие события преступления, иначе говоря, отсутствие самого деяния, которое предполагалось имевшим место (например, передачи денег, которая предположительно расценивалась как дача взятки, не было вообще; сведения на этот счет оказались ошибочными). В силу презумпции невиновности к отсутствию события преступления, фигурировавшего в поводе к возбуждению дела, остались неразрешимые сомнения. Они толкуются в пользу обвиняемого и уравнивают реабилитирующие формулировки «отсутствие события преступления» и «неустановление события преступления»;

б) отсутствие в деянии состава преступления, когда само деяние подтвердилось, однако оно не содержит (или по крайней мере не установлено, что содержит) все обязательные признаки состава преступления. Например, препятствием для дальнейшего движения дела ввиду отсутствия состава преступления может служить тот факт, что по поводу дорожно-транспортного происшествия, в котором погиб пешеход, несмотря на все принятые меры, так и не удалось установить, имел ли водитель техническую возможность избежать наезда, иначе говоря, есть ли в его действиях необходимые признаки субъективной стороны состава преступления. В отличие от отсутствия события преступления, которое снимает все вопросы о какой бы то ни было ответственности лица, окончание производства по уголовному делу за отсутствием состава преступления не исключает иных видов юридической ответственности. Так, в нашем примере остается открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. К отсутствию состава преступления приравниваются случаи, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, который в подобных ситуациях всегда имеет обратную силу;

в) истечение сроков давности уголовного преследования, которое в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения базируется на уголовно-правовом учении о сроках давности. Его стержень образует гуманная идея, согласно которой уголовное преследование не может вечно висеть дамокловым мечом над виновным. В этой связи уголовным законом установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, дифференцированные в зависимости от тяжести совершенного преступления, условия приостановления течения таких сроков и другие положения, образующие основу для частных теорий, составляющих единое учение о давности в уголовном праве. При решении вопроса о том, не истекли ли сроки давности и не надлежит ли по этому основанию в возбуждении уголовного дела отказать или возбужденное уголовное дело прекратить, следует руководствоваться статьей 78 УК, на которой базируется вышеупомянутое учение;

г) смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение, потому что, как говорили в древности, mors omnia solvit (смерть решает все вопросы); судить некого. Исключение составляют случаи, когда заинтересованные лица, будучи уверенными в его невиновности, ходатайствуют о продолжении судопроизводства в целях реабилитации и восстановления доброго имени покойного. В подобных случаях производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке вплоть до заочного судебного разбирательства. По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П (Российская газета. 2011. 29 июля) на основании пункта 4 части первой комментируемой статьи 24 УПК уголовное дело не может быть прекращено без согласия близких родственников умершего, а федеральному законодателю предстоит конкретизировать перечень лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено право не согласиться с прекращением уголовного дела и настаивать на продолжении производства по нему с целью реабилитации покойного. Согласно позиции Конституционного Суда РФ к подозреваемым и обвиняемым, о которых прямо говорится в упомянутом пункте части первой комментируемой статьи, приравниваются все другие лица, в отношении которых уголовное дело прекращено по данному нереабилитирующему основанию, хотя никакого участия в досудебном производстве они не принимали, поскольку смерть наступила до возбуждения уголовного дела. При этом в Постановлении КС ничего не говорится о том, констатировалась ли виновность умершего в совершении преступления в следственных документах, по поводу которых состоялось обращение в Конституционный Суд. При всей своей нравственной выдержанности такой подход спорен и зыбок; он уводит решение проблемы от платформы правоотношений в сторону, где понятие реабилитации вообще ни при чем;

д) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено только по его заявлению (дела частного и частно-публичного обвинения — см. текст статьи 20 и комментарий к ней);

е) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления, которое касается только двух высших должностных лиц правоохранительной системы государства — Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ. К отсутствию такого заключения приравнивается отсутствие согласия внесудебных органов, перечисленных в пункте 6 части первой комментируемой статьи, на уголовное преследование, в отношении которых нормами главы 52 УПК установлен особый порядок уголовного судопроизводства (см. входящую в эту главу статью 448 УПК и наш комментарий к ней). Отсутствие заключения или согласия исключает дальнейшее уголовное судопроизводство категорически, без вариантов.

2. Прекращение уголовного дела означает полное окончание производства по нему, никакие процессуальные действия больше не производятся. Дальнейший путь такого дела — только в архив. Если же по такому делу имелось лицо, в отношении которого было начато уголовное преследование, а это значит, что в деле существовала процессуальная фигура подозреваемого или обвиняемого, прекращение дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования по тому же основанию, по которому прекращено производство по делу в целом.

Источник: http://stUPKRF.ru/24

1. Следователь и дознаватель при наличии указанных в данной статье оснований вправе и обязаны отказать в возбуждении уголовного дела либо прекратить уголовное дело, если оно уже возбуждено. Одновременно с прекращением уголовного дела обязательно прекращается и уголовное преследование подозреваемого или обвиняемого. Прекращение уголовного дела влечет обязательное прекращение уголовного преследования не только по основаниям данной статьи, но также и в случаях, предусмотренных ст. ст. 25, 28, 431, ч. 1 ст. 439, ч. ч. 2, 3 ст. 443. Прекращение дела (и уголовного преследования) либо отказ в возбуждении дела в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производится на основании ст. 3 УПК. (О прекращении уголовного дела без прекращения уголовного преследования см. ком. к ст. 27 настоящего Кодекса.)

2. Отсутствие события преступления как основание для принятия указанных решений имеет место тогда, когда установлено отсутствие либо не установлено совершение самого деяния, в связи с которым поступило сообщение о преступлении. Следует иметь в виду, что иногда событие как таковое может иметь место, но если оно не является человеческим деянием (действием или бездействием), а представляет собой проявление исключительно стихийных природных сил (молнии, снежной лавины, диких животных и т.д.), отказ в возбуждении дела или прекращение дела производятся также по данному основанию.

Оно применяется только тогда, когда не существовало никакого деяния, послужившего причиной сообщения о совершении преступления (было сделано заведомо ложное сообщение о преступлении; заявителю показалось, что у него пропали деньги, и т.п.). Если же обнаружится, например, что причиной для подачи заявления лица о краже или угоне принадлежащего ему автомобиля послужили действия члена его семьи, переставившего автомобиль в другое место без ведома владельца, то в этом случае нельзя сделать вывода, что события, содержащего некоторые признаки кражи или угона (в данной ситуации — исчезновения автомобиля), не существовало. Основанием для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела в этом случае будет другое основание — отсутствие состава преступления в действиях члена семьи.

Неустановление (недоказанность) события преступления по общему правилу является основанием лишь для решения о прекращении дела, но не об отказе в его возбуждении, так как для того, чтобы сделать вывод о неустановлении события, прежде надо использовать весь арсенал следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и необходимых для доказывания этого события, что обычно возможно только после возбуждения уголовного дела.

3. Отсутствие состава преступления для целей настоящей статьи имеет место, если:

— в реально содеянном отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного статьями Общей и Особенной частей УК;

— деяние имело правомерный характер ввиду наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и др. действия, указанные в гл. 8 УК);

— деяние не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК);

— после совершения деяния был принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (см. часть вторую данной статьи). Однако если обвиняемый настаивает на своей невиновности и требует рассмотреть дело по существу, то суд обязан проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу (См.: Определение КС РФ от 05.11.2004 N 361-О);

— при производстве по делу частного обвинения потерпевший не явился в судебное заседание без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК).

В ч. 1 ст. 148 УПК говорится о том, что отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. Представляется, что это правило распространяется и на прекращение уголовного дела по данному основанию.

4. Порядок исчисления сроков давности (по УПК — «давности уголовного преследования») установлен ст. ст. 78, 94 УК. Течение сроков давности приостанавливается лишь в случае, если подозреваемый или обвиняемый уклоняется от следствия и суда, и возобновляется с момента их задержания либо явки с повинной. Совершение нового преступления не прерывает течение срока давности, т.к. сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Прекращение уголовного дела по данному основанию в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые установлено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, является исключительной прерогативой суда (ч. 4 ст. 78 УК). Прекращение уголовного дела или отказ в его возбуждении за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый или подозреваемый против этого возражают (ч. 2 ст. 27 УПК).

+Читать далее…

5. Смерть обвиняемого или подозреваемого по прямому смыслу п. 4 ч. 1 данной статьи, как правило, является основанием лишь для прекращения дела, а не для отказа в его возбуждении, т.к. согласно ст. ст. 46, 47 эти участники появляются в процессе после его возбуждения. Исключение составляет случай задержания лица в качестве подозреваемого в порядке ст. ст. 91, 92, если оно скончалось еще до возбуждения уголовного дела. Как представляется, смысл оговорки, ограничивающей круг лиц, в отношении которых принимается решение по данному основанию, лишь подозреваемыми или обвиняемыми, состоит в том, чтобы дать время следователю, дознавателю и прокурору разобраться в вопросе о необходимости реабилитации умершего. Основания для реабилитации (отсутствие события, состава преступления, непричастность лица к совершению преступления — ч. 2 ст. 212 УПК) не всегда очевидны и могут потребовать доказывания с применением следственных действий, что по общему правилу возможно только после возбуждения дела. При наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением дела по основаниям п. п. 1, 2 ст. 24, п. 1 ст. 27, в т.ч. и тогда, когда виновность лица, несмотря на все принятые меры, осталась недоказанной.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2011 N 16-П указал, что при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим. Представляется, что в случаях, когда близкие родственники умершего не установлены, отсутствие их возражений на прекращение дела должно презюмироваться.

О смерти подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, незамедлительно информируется прокурор, а также лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело. При прекращении дела в отношении умершего обвиняемого или подозреваемого остается неясным вопрос о судьбе имущества, которое при совершении корыстного преступления могло быть им похищено. В таких случаях заинтересованные лица вправе предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о возврате неосновательного обогащения. Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения суда апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке (или, на наш взгляд, ввиду новых обстоятельств. — А.С.) с прекращением дела.

6. Отсутствие заявления потерпевшего служит основанием для отказа в возбуждении или прекращения дела не только по делам частного и частно-публичного обвинения, но и в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК (привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации). В ч. 2 ст. 20 предусмотрено также такое основание прекращения дела, как примирение потерпевшего (его законного представителя) с обвиняемым по делам частного обвинения.

7. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения является также служебный иммунитет лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448, реализующийся в данном случае либо в виде отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления, либо в виде отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448. Об условиях предоставления такого иммунитета см. ком. к ст. 448.

При этом УПК, предусматривая в ст. 24 в качестве одного из оснований для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела отсутствие согласия Совета Федерации на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации либо на привлечение его в качестве обвиняемого, не распространяет (и не может распространять) это правило на иных лиц, причастных к совершению общественно опасного деяния, но не наделенных иммунитетом.

8. Полномочия по отказу в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, указанных в ст. 448 УПК, в том числе в связи с отсутствием в деянии состава преступления, относятся к компетенции следователя и дознавателя, уполномоченного в соответствии с правилами подследственности принимать и рассматривать сообщения о преступлении.

9. О процедуре отказа в возбуждении дела см. ком. к ст. 148.

Источник: https://www.zakonrf.info/upk/24/

Статья 123.24. Основные положения об автономной некоммерческой организации

1. Автономной некоммерческой организацией признается унитарная некоммерческая организация, не имеющая членства и созданная на основе имущественных взносов граждан и (или) юридических лиц в целях предоставления услуг в сферах образования, здравоохранения, культуры, науки и иных сферах некоммерческой деятельности.

Автономная некоммерческая организация может быть создана одним лицом (может иметь одного учредителя).

2. Устав автономной некоммерческой организации должен содержать сведения о ее наименовании, включающем слова «автономная некоммерческая организация», месте нахождения, предмете и целях ее деятельности, составе, порядке образования и компетенции органов автономной некоммерческой организации, а также иные предусмотренные законом сведения.

3. Имущество, переданное автономной некоммерческой организации ее учредителями, является собственностью автономной некоммерческой организации. Учредители автономной некоммерческой организации не сохраняют права на имущество, переданное ими в собственность этой организации.

Учредители не отвечают по обязательствам созданной ими автономной некоммерческой организации, а она не отвечает по обязательствам своих учредителей.

4. Учредители автономной некоммерческой организации могут пользоваться ее услугами только на равных условиях с другими лицами.

5. Автономная некоммерческая организация вправе заниматься предпринимательской деятельностью, необходимой для достижения целей, ради которых она создана, и соответствующей этим целям, создавая для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственные общества или участвуя в них.

6. Лицо может по своему усмотрению выйти из состава учредителей автономной некоммерческой организации.

По решению учредителей автономной некоммерческой организации, принятому единогласно, в состав ее учредителей могут быть приняты новые лица.

7. Автономная некоммерческая организация по решению своих учредителей может быть преобразована в фонд.

8. В части, не урегулированной настоящим Кодексом, правовое положение автономных некоммерческих организаций, а также права и обязанности их учредителей устанавливаются законом.

Комментарий к статье 123.24 ГК РФ

1. Первоначально проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — проект), который был принят в первом чтении 27 апреля 2012 г., предусматривал упразднение автономной некоммерческой организации как самостоятельного вида юридического лица.

По замыслу разработчиков проекта, Гражданский кодекс РФ должен предусматривать возможность создания некоммерческих организаций только в следующих формах:

для корпораций — потребительский кооператив, общественная организация, объединение лиц;

для юридических лиц некорпоративного характера — фонд и учреждение, а в проекте — также религиозная организация.

Данный перечень должен рассматриваться как исчерпывающий. Названные в отдельных законодательных актах виды и разновидности некоммерческих организаций должны были бы существовать только в одной из форм, предусмотренных ГК РФ.

На стадии принятия Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ список некоммерческих организаций некорпоративного характера был дополнен автономными некоммерческими организациями. Согласно подп. 9 п. 3 ст. 50 ГК РФ юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в том числе в организационно-правовой форме автономной некоммерческой организации.

В целом на проект поступило около 2000 поправок, среди которых были предложения объявить учреждения собственниками части их имущества и устранить имущественную ответственность соучредителей по долгам, поскольку такие учреждения могли бы отвечать перед своими кредиторами своим имуществом <1>. Как справедливо отмечает Е.А. Суханов, «такой откровенно своекорыстный подход не мог быть поддержан ни разработчиками законопроекта, ни законодателем» <2>.

———————————
<1> Таблица поправок к отклонению доступна на сайте: URL: //asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?0penAgent&RN=47538-6&02.
<2> Суханов Е.А. Государственные юридические лица в современном российском праве // Гражданское право и современность: Сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / Под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко; СПС «КП».

Во-первых, имущество принадлежит учреждению на праве оперативного управления, собственником имущества учреждения остается его учредитель. Юридическому лицу не может принадлежать имущество на различных вещных правах одновременно. Соответственно, если учреждение создано несколькими лицами, у таких лиц должна возникнуть общая долевая собственность на имущество, приобретенное учреждением. В этой связи Е.А. Суханов отмечает, что возможность соучредительства неизбежно влечет за собой возникновение общей долевой собственности соучредителей на имущество созданного ими образовательного учреждения, что в свою очередь столь же неизбежно влечет их неограниченную солидарную ответственность личным имуществом по долгам такого учреждения, не удовлетворенным из-за отсутствия или недостатка у него собственных денежных средств, появление права выдела доли и преимущественного права ее покупки другими соучредителями и все иные последствия, предусмотренные законом для отношений общей собственности <1>. Поэтому абз. 2 п. 2 ст. 123.21 ГК устанавливает запрет на соучредительство в учреждениях, закрепляя правило, что при создании учреждения не допускается соучредительство нескольких лиц.

———————————
<1> Суханов Е.А. Указ. соч. // СПС «КП».

Во-вторых, такая организационно-правовая форма юридического лица, как фонд, для приведенной ситуации не совсем подходит, поскольку учредители фонда, создав его, не участвуют в управлении его деятельностью.

Согласно ст. 123.19 ГК РФ управление фондом осуществляют специальные органы, а надзор за его деятельностью — попечительский совет фонда (осуществляющий надзор за принятием другими органами фонда решений и обеспечением их исполнения, использованием средств фонда, соблюдением фондом законодательства). Ассоциации негосударственных образовательных учреждений настаивали на том, чтобы учредители образовательного учреждения сохранили право управления такой организацией <1>. Поэтому в ГК РФ была введена автономная некоммерческая организация как самостоятельное юридическое лицо и в комментируемой статье, и в ст. 123.25 ГК РФ предложены ее отличительные черты: это унитарная организация — собственник своего имущества. Поскольку она является собственником имущества, постольку в ней возможно и соучредительство. При этом один из учредителей может быть руководителем такой организации. Однако уставом можно устанавливать или сохранять и действующую «систему советов» — наблюдательный совет, попечительский совет и т.д. Таким образом, внутренняя структура автономной некоммерческой организации определяется учредителями свободно. Это позволяет говорить, что автономная некоммерческая организация — особый вид унитарной организации: в отличие от учреждения она является собственником имущества, поэтому возможно соучредительство, в отличие от фонда в ней сохраняется контроль со стороны ее учредителей.

———————————
<1> Там же.

2. Пункт 1 комментируемой статьи называет следующие признаки автономной некоммерческой организации:

1) это унитарная некоммерческая организация, не имеющая членства. Деление юридических лиц на корпорации и унитарные организации введено ст. 65.1 ГК РФ. Согласно правилам данной статьи юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства, являются унитарными юридическими лицами, к ним относятся и автономные некоммерческие организации. В корпорациях же учредители (участники) обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган. В связи с тем что в корпорацию учредители вкладывают свое имущество, она создается для получения прибыли, ее учредители заинтересованы в управлении таким юридическим лицом. Юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства, являются унитарными юридическими лицами. Унитарные юридические лица заранее наделяются необходимым имуществом, считаются бесприбыльными организациями <1>, поэтому их учредители не заинтересованы в непосредственном контроле и управлении такими юридическими лицами и не становятся участниками таких лиц;

———————————
<1> Суханов Е.А. Указ. соч. // СПС «КП».

2) создается такая организация на основе имущественных взносов граждан и (или) юридических лиц. Данный признак полностью соответствует ст. 10 Закона о некоммерческих организациях. Автономная некоммерческая организация может быть создана также одним лицом (может иметь одного учредителя). Кроме того, согласно п. 16 ст. 3 Закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ учреждение, созданное до дня вступления в силу указанного Закона несколькими учредителями, не подлежит ликвидации по этому основанию, а может быть (за исключением государственного или муниципального учреждения) по решению своих учредителей преобразовано в автономную некоммерческую организацию или фонд;

3) цели создания такой организации — некоммерческие: предоставление услуг в сферах образования, здравоохранения, культуры, науки и иных сферах некоммерческой деятельности.

3. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает правовой режим имущества автономной некоммерческой организации. Имущество, переданное автономной некоммерческой организации ее учредителями, является собственностью автономной некоммерческой организации. Учредители автономной некоммерческой организации не сохраняют права на имущество, переданное ими в собственность этой организации, не отвечают по обязательствам созданной ими автономной некоммерческой организации, а она не отвечает по обязательствам своих учредителей. Возможный остаток имущества после ликвидации автономной некоммерческой организации в соответствии с общим правилом п. 1 ст. 20 Закона о некоммерческих организациях должен направляться на общеполезные цели и не поступать в собственность учредителей.

4. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает традиционные требования к содержанию устава такой организации. Устав автономной некоммерческой организации должен содержать сведения о ее наименовании, включающем слова «автономная некоммерческая организация», о месте нахождения, предмете и целях ее деятельности, составе, порядке образования и компетенции органов автономной некоммерческой организации, а также иные предусмотренные законом сведения. Сразу отметим, что учредители такой организации обладают определенной автономией воли в отношении структуры ее управления согласно правилам ст. 123.25 ГК РФ.

Учредители автономной некоммерческой организации также свободны в вопросе выхода из состава такой организации. Так, согласно п. 6 комментируемой статьи лицо может по своему усмотрению выйти из состава учредителей автономной некоммерческой организации. А по решению учредителей автономной некоммерческой организации, принятому единогласно, в состав ее учредителей могут быть приняты новые лица.

5. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает права ее учредителей на использование оказываемых ею услуг. Учредители автономной некоммерческой организации могут пользоваться ее услугами только на равных условиях с другими лицами. Это правило полностью соответствует п. 4 ст. 10 Федерального закона о некоммерческих организациях. Как отмечает А.Н. Борисов, речь здесь идет о цене оказываемых услуг, об иных условиях договора, о возмездном оказании услуг, о предпочтениях в оказании услуг и т.д. <1>. Создав организацию и наделив ее имуществом, учредители утрачивают права в отношении такого имущества и не могут пользоваться какими-либо привилегиями в отношении самостоятельного субъекта права.

———————————
<1> Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2013 // СПС «КП».

6. Пункт 5 комментируемой статьи устанавливает специальные правила по поводу возможности осуществления автономной некоммерческой организацией предпринимательской деятельности. В отличие от ранее действовавшего законодательства, устанавливающего общее правило, позволяющее такой организации непосредственно заниматься предпринимательской деятельностью (оно было ограничено только тем, что такая деятельность должна была соответствовать целям, для достижения которых создана указанная организация, см. п. 2 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях), новые правила ГК РФ предусматривают, что любая некоммерческая организация может заниматься только приносящей доход деятельностью (а не предпринимательской деятельностью), если это предусмотрено ее уставом, и лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, если это соответствует таким целям (см. ст. 50 ГК). В отношении предпринимательской деятельности комментируемая статья устанавливает специальное правило о том, что автономная некоммерческая организация вправе заниматься предпринимательской деятельностью, необходимой для достижения целей, ради которых она создана, и соответствующей этим целям, создавая для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственные общества или участвуя в них. Таким образом, автономная некоммерческая организация не только не вправе сама осуществлять предпринимательскую деятельность, но и создаваемые ею юридические лица для осуществления предпринимательской деятельности должны «соответствовать» тем целям, для достижения которых была создана эта автономная некоммерческая организация.

7. Пункт 7 комментируемой статьи устанавливает ограничения по преобразованию автономной некоммерческой организации. Поскольку это унитарная некоммерческая организация, она не может быть преобразована в корпорацию и коммерческую организацию. Кодекс называет только один вид юридического лица, в которое может быть преобразована автономная некоммерческая организация, — это фонд.

8. В части, не урегулированной ГК РФ, правовое положение автономных некоммерческих организаций, а также права и обязанности их учредителей устанавливаются законом. Правила такого закона не могут противоречить нормам Кодекса об автономной некоммерческой организации.

Источник: https://rugkrf.ru/st-123.24-gk-rf