Правовая природа договора аренды

О юридической природе договора

В статье рассматриваются теоретические вопросы договора, юридическая природа договора, признаки договора. Договор ‒ это соглашение двух или нескольких лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Договоры принято считать разновидностью сделок, к договорам применяются правила о двухи многосторонних сделках. Только двухсторонняя или многосторонняя сделка, в которой происходит взаимное согласование волеизъявления двух или более лиц, будет договором.

В исторических правовых источниках «договор является соглашением двух или нескольких об одном и их согласием» .

В работе Ю. Барона «Система римского гражданского права» договор охарактеризован как соглашение двух или нескольких сторон о возникновении, прекращении, сохранении, изменении какого-либо права» . В законодательстве стран Европы договор всегда был представлен соглашением, в частности, такое определение имеется Гражданском кодексе Франции . Г.Ф. Шершеневич также рассматривал договор через соглашение воли двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридического отношения . Не менее известное определение Б. Новицкого и Л.А. Лунца об обязательствах, когда договор можно определить как соглашение двух или нескольких (граждан или юридических) лиц об установлении, изменении или прекращении каких-либо прав и обязанностей .

В юридической энциклопедии «Договор ‒ соглашение двух или большего числа лиц об осуществлении определенных действий и установлении регулирующих такие действия взаимных прав и обязанностей, исполнение которых обеспечивается возможностью государственного организованного принуждения» .

В учебнике «Гражданское право Кыргызской Республики» (Бишкек. 2010) под редакцией члена-корреспондента НАН КР Ч.И. Арабаева договор определен как соглашение, выражающее согласованную волю сторон для возникновения гражданских прав и обязанностей на достижение определенной цели.

В Гражданском кодексе КР в статье 381 договор определяется через соглашение. Это определение выводится через ближайший род и видовое отличие. Ближайшим родовым понятием к понятию «договор» выступает понятие «соглашение, а видовым отличием является признак, выражающийся словами «об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей».

На наш взгляд, понятия «договор» и «соглашение» тождественные. У них один и тот же предмет. В доказательство этому, в Словаре русского языка И. Ожегова «договор» и «соглашение» толкуются одинаково и являются синонимами . Также в Русско-кыргызском толковом словаре юридических терминов и понятий «договор» (келешим) и «соглашение» (макулдушуу) используются как синонимомы . Таким образом, равнозначными являются понятия «договор» и «соглашение».

В статье 5 ГК КР термин «соглашение» употребляется «в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 1 ГК КР отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». В этой норме термин «соглашение» имеет значение, тождественное договору. И если бы в этой норме соглашение заменить на договор, то ее юридический смысл не изменился бы. При желании в отдельных случаях можно установить, почему законодатель использует термин «соглашение», а не «договор».

Так, если между сторонами уже существуют договорные отношения, то другие, связанные с ними, договоры законодатель именует соглашениями (например, соглашение об изменении и расторжении договора – п. 1 статьи 411 ГК КР). Вместе с тем не имеется каких-либо установлений в употреблении термина «соглашение», каких-либо значимых признаков соглашений, отличающих их от договоров, которые, в свою очередь установить невозможно, так как их попросту нет. Таким образом, законодатель не делает различия между договорами и соглашениями, и фактически уравнивает эти понятия.

Договор в законодательной практике европейских стран определялся как вид соглашения, при котором согласие двух или нескольких лиц, направлялось на установление между ними обязательства либо на прекращение или изменение возникшего ранее обязательства, а под договором тот вид соглашения, который направлялся на возникновение обязательства . Такой взгляд на соотношение договора и соглашения не однозначно был воспринят цивилистической наукой. Тем более он неприемлем сейчас, когда легальное определение относит к договорам соглашения, направленные как на возникновение, так и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 381 ГК КР).

Попытку соподчинить договор и соглашение как вид и род сделал М.И. Брагинский, определив, что объемы понятий «договор» и «соглашение» не всегда совпадают. Если договор ‒ это соглашение, то не всякое соглашение представляет собой договор» . Однако аргументировать этот тезис ему не удалось, так как в явное противоречие с этим тезисом вступило утверждение другого автора «совершенная в виде соглашения, тем самым может быть только договором». Отсюда следует, что понятия договор и соглашение в гражданском праве идентичны, а стало быть, определение договора через соглашение не верно, как отмечает ряд ученых. По их мнению, оно приводит к неверному представлению о логическом соотношении договора и соглашения как вида и рода. Определение договора через соглашение дезориентирует относительно юридической природы договора. Если законодательное определение относит договор к роду соглашений, то уместно предположить, что договор по своей юридической природе является соглашением (юридическим соглашением).

Одной из важнейших функций доктринального определения какого-либо правового феномена является отражение юридической природы этого феномена. Это предположение не проясняет юридическую природу договора, поскольку соглашение не занимает определенного особого места в системе явлений гражданского права и права вообще, кроме того, соглашение занимает в гражданском праве то же место, что и договор. Как уже ранее отмечалось, соглашение и договор суть равнозначные явления в гражданском праве. С другой стороны, определение договора через соглашение не вполне согласуется с принципиальными положениями статьи 172 ГК КР и теории гражданского права, согласно которым гражданско-правовые сделки подразделяются на два вида: односторонние сделки и двухили многосторонние сделки (договоры). Из них следует, что договор является видом сделки, причем понятие гражданско-правовой сделки является ближайшим родом по отношению к понятию гражданско-правового договора. Отнеся договор к роду сделок, статья 172 ГК КР, тем самым законодательно определила правовую природу договора как сделки.

Понятие сделки в отличие от понятия соглашения занимает в гражданском праве свое определенное место, причем такое же значительное, как другие категории (закон, правовая норма, гражданское правоотношение). Поэтому прослеживается непоследовательность законодателя, сначала в статье 172 ГК КР, отметив договор как разновидность сделки, а затем в статье 381 ГК КР, определив договор через соглашение. Если законодатель сам назвал сделку ближайшим родовым понятием договора, то логично было бы и развернутое легальное определение договора дать через понятие сделки. Полагаем, что законодатель осознавал означенную непоследовательность, но все же отдал дань традиционному определению договора.

Вопрос об определении соглашения юридическая наука практически не исследует. В юридической литературе были высказаны различные точки зрения на то, что есть соглашение вообще. По мнению И.Б. Новицкого, оно представляется, как «выражаемая каждой из сторон воля, соответствующая одна другой так, что можно признавать, что в договоре выражается согласованная воля сторон».

М.К. Сулейманов, Б.В. Покровский, В.А. Жакенов отмечают, что «договор ‒ общий волевой акт его сторон» . Однако М.И. Брагинский, В.В. Витрянский предложили свести представления о договоре к двум вариантам. Так, согласно одним представлениям, необходимо акцентировать внимание на сущности (согласии воль сторон), согласно другим ‒ на внешней форме, которую соглашение принимает (имеется ввиду единый волевой акт) .

По нашему мнению, договор является соглашением сторон, а соглашение по внешней форме представляет собой волевой акт, т.е. волеизъявление, результат волевого процесса. Еще римские юристы отмечали, что «без соглашения (consensus) вообще не может быть договора» .

Волевой момент в соглашении основной, поэтому необходимо, чтобы в договоре была выражена воля сторон. Именно этот элемент выражает соглашение сторон договора. «Соглашение ‒ это согласие, совпадение воль сторон, направленных на одну цель» . Совпадение воль сторон не говорит об их тождестве. Основным признаком соглашения является согласие воль сторон. Это утверждение подтверждается существующими в литературе определениями договора. Я.М. Магазинер определил следующее «договор есть согласие по крайне мере двух воль, направленных на тот или иной правовой результат» .

В свою очередь, P.O. Халфина указывала, что договор есть «соглашение сторон, их согласованное волеизъявление, направленное на достижение правового результата» . По мнению Д.И. Мейера, единства воли недостаточно, «бытие договора начинается лишь с момента соглашения воль». Согласно данной точке зрения необходимо, чтобы согласие воль субъектов было одновременным.

В научной литературе встречаются две основные точки зрения о согласованности воль. Сторонники первой точки зрения придерживаются мнения, что воли субъектов, заключающих договор, путем слияния нескольких воль образуют единую общую волю, которая выражается в форме совместных волеизъявлений субъектов права. Г. Гегель считает что «сферу договора, составляет не только субъективная воля, но и другая воля, следовательно, некая общая воля. Определение этой воли в договоре остается, но в общности с некоей другой волей. Признавая существование в договоре общей воли, он также отмечает, что «в этом тождестве воль содержится также и то, что каждая воля есть и остается не тождественная другой, для себя своей волей то, в чем необходимость понятия реальна, есть единство воль».

Сторонники другой точки зрения в частности Д.И. Мейер считают, что в договоре происходит не слияние воль, а их согласование, воли субъектов остаются обособленными и выражаются в форме односторонних единоличных волеизъявлений субъектов. «Если нет такого момента, то и нет договора, потому что каждая воля существует отдельно, не совпадая с другой» .

На наш взгляд, следует придерживаться именно данной точки зрения. После согласованности воль мы можем говорить о том, что стороны достигли соглашения между собой. Автономия воли или свобода воли участников договорных отношений предполагают свободу договора, которая является одним из наиболее важных принципов, начал частного права. Участники частноправовых отношений, опосредованных договором, свободны относительно того, вступать им в договорные отношения или нет, с каким именно контрагентом, на каких условиях, в случае, не противоречия законодательству .

Так, благодаря тому, что в основе гражданского законодательства лежат диспозитивные нормы, субъекты гражданского права могут реализовывать свою правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать их, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению содержание правоотношения, субъектами которого они являются, распоряжаться принадлежащими им субъективными правами, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права .

Таким образом, говоря о свободе договора, необходимо говорить о свободе волеизъявления участниками договорного отношения. Наличие свободы воли в договоре предполагает не только свободное вступление в договорные отношения субъектами частного права, но и свободное волеизъявление по поводу определения условий договора. Вместе с тем, применительно к договору в сфере частного права уместно скорее говорить не о соглашении, а о согласии как соглашении сторон, участников договора по всем существенным вопросам будущего договорного отношения.

Литература

  1. Дигесты Юстиниана: Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского / Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М.: Наука, – С. 60 (D.2.14.1.2); Дигесты Юстиниана. Т. 1. Пер. с лат.; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М.: Статут, 2002. – С. 257.
  2. Ю. Барон. Система римского гражданского права. – М., – С.106, 107
  3. Code Napoleon. Edition originale et senle officielle. – Paris: De L’ imprimerie Imperial. 1808. – 432
  4. Г.Ф. Шершеневич. Учебник русского гражданского права. — Изд. 10-е. М.: Изд. Бр. Башмаковых, 1912. – С. 502. См. также: В. Нечаев. Договор // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. – СПб., 1893. Т. ХА(20). – С. 847,
  5. И.Б. Новицкий, Л.А. Лунц. Общее учение об обязательстве. – М.: Госюриздат, – С.95; М.Ф. Казанцев. Докторская диссертация. Концепция гражданско-правового договорного регулирования. Екатеринбург.2008.
  6. Б.И. Пугинский. Договор // Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.Я. Сухарева. М.: Изд. дом «Инфра-М», 1999. – С. 263.
  7. С.И. Ожегов. Словарь русского языка. – Изд. 8-е, стереотип. М.: Сов. энциклопедия, 1970. – С. 165, 732165, 732; Словарь русского языка. В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. – Изд. 3-е, стереотип. М.: Рус. яз. – Т. – 1985. – С. 415; Т. 4. – 1988.С. 179; Словарь синонимов русского языка: В 2 т. – Л.: Наука, – Т. 1. – С. 293,294.
  8. Русско – кыргызский толковый словарь юридических терминов и понятий. Бишкек. С. 170, 627.
  9. Traite des obligations. Oeuvres de Pothier, contenant les traits du francais. – P., 1824. – T. I. – C. 4.
  10. М.И. Брагинский, B.B. Витрянский. Договорное право: Общие положения. – М.: Статут, – С. 116.
  11. Там же.
  12. M.k. Сулейманов, Б.В. Покровский, В.А. Жакенов. Договор в народном хозяйстве: вопросы общей теории. Алма-Ата, 1987. -С. 55; Ю.И. Гревцов. Очерки теории и социологии права. – СПб.: Лига-Разум, 1996. – С.
  13. М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право Кн. 2. – С.
  14. И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский. Римское частное право: учебник. – М.: Новый Юрист, – С. 295.
  15. В.А. Ойгензихт. Воля и волеизъявление: очерки теории, философии и психологии права. Душанбе, 1983. – С.
  16. Я.М. Магазинер. Общая теория права на основе советского законодательства//Правоведение. №4. – С. 112
  17. P.O. Халфина. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М., – С. 127.
  18. Д.П. Мейер. Русское гражданское право. – С.
  19. С.С. Алексеев. Право: азбука-теория-философия. Опыт комплексного исследования. М.: Статут, – С. 66.
  20. С.Н. Братусь. О предмете советского гражданского права// Советское государство и право. № 11. – С. 23.

Источник: https://articlekz.com/article/15081

Правовая природа договора

Размещено на http://www.allbest.ru/

Реферат

Правовая природа договора

1. Договор как основание возникновения обязательства

Договор — соглашение между кредитором и должником об установлении обязательственных правоотношений.

Согласно ст. 420 ГК договором признается соглашение двух человек или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Условия договора определяются усмотрением сторон, действует общий принцип «дозволено все, кроме прямо запрещенного законом». Поэтому могут заключаться договоры как предусмотренные, так и не предусмотренные законом или иными правовыми актами (ст. 421 ГК). Договор — это наиболее распространенный вид сделок. К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах, если иное не предусмотрено общими правилами о договорах и правилами о договорах и правилами об отдельных видах договоров (пп. 2, 3 ст. 420 ГК). Вместе с тем условия договора должны соответствовать обязательным правилам, определяемым правовыми актами на момент его заключения. Если же после заключения договора устанавливаются иные обязательные правила, то расходящиеся с ним условия договора все же сохраняют силу (кроме случаев, когда закон распространяется и на отношения возникшие до его принятия).

Характеризуя договор как юридический факт, порождающий обязательства, следует выделять требование свободного волеизъявления. Поэтому ст. 421 закрепляет целый ряд правил, обеспечивающих свободу договора. Понуждение к заключению договора не допускается, кроме случаев, предусмотренных правовой нормой или соглашением сторон. Если условия договора определяются диспозитивной нормой, стороны могут своим соглашением исключить ее применение или изменить, установить новое условие.

Условия договора могут иметь примерное значение, устанавливая лишь рамки (общие) соглашения.

Когда же тот или иной аспект обязательственного правоотношения вовсе не регулируется не соглашением сторон, ни нормой закона, возможно применение обычаев делового оборота.

Договор считается заключенным, если сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Существенными признаются, например, те условия о предмете, сроке и т. д.

Если хотя бы одно существенное условие не определено соглашением, договор считается не заключенным.

Круг существенных условий зависит от особенностей конкретного договора. Так, ассортимент поставляемой продукции является существенным условием для договора поставки, и не относится к числу существенных условий для договора по перевозке груза.

В решении о том, относится ли данное условие к числу существенных, законодательство устанавливает следующие ориентиры:

1. существенными являются условия о предмете договора (п. 1 ст. 432 ГК). Например, невозможно заключить договор купли-продажи, если между продавцом и покупателем не достигнуто соглашение о том, какие предметы будут проданы;

2. относятся те условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные. Так, в соответствии со с п. 1 ст. 339 в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно быть указано у какой из сторон находится заложенное имущество;

3. признаются те условия, которые необходимы для договоров данного вида, т. е., те условия, которые выражают его природу и без которых он не может существовать как данный вид договора. Например, договор страхования невозможен без определения страхового случая;

4. считаются все те условия относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Это означает, что по желанию одной из сторон в договоре существенным становится и такое условие которое не признано таковым законом или иным правовым актом, и которое не выражает природу этого договора.

Например, требование о упаковке продаваемой вещи, не отнесено к существенным условиям договора и не выражает природу договора. Однако для покупателя, приобретающего вещь для подарка, упаковка может быть существенным условием. Поэтому, если он потребует согласовать условие об упаковке приобретаемого товара оно становится существенным.

В отличие от существенных, обычные условия не нуждаются в согласовании сторон. Обычные условия предусмотрены в соответствующих нормативных актах и автоматически вступают в действие в момент заключения договора. Это не означает, что обычные условия действуют вопреки воле сторон в договоре.

Предполагается, что если стороны достигли соглашения заключить денежный договор, то тем самым они согласились и с теми условиями, которые содержатся в законодательстве об этом договоре. Например, при заключении договора имущественного найма автоматически вступает в действие условие, предусмотренное ст. 211 ГК, в соответствии с которыми риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, т. е., наймодатель.

К числу обычных условий возмездных договоров следует в настоящее время относить цену в договоре. В соответствии со ст. 424 ГК, если в договоре не определена цена, по которой оплачивается исполнение договора, то в предусмотренных законом случаях применяются цены, регулируемые уполномоченными на то государственными органами, или по цене, которая взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

К числу обычных условий следует относить и примерные условия, разработанные для договоров соответствующего вида и опубликованные в печати, если в договоре имеется отсылка к этим примерным условиям. Если такой отсылки в договоре нет, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота (ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК). К числу обычных условий относятся и те обычаи делового оборота, применимые к отношениям сторон, которые вступают в действие, если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой (п. 5 ст. 421 ГК). Так, содержащиеся в императивной или диспозитивной норме условия вступают в действие автоматически при заключении договора без предварительного их согласования. Поэтому их относят к обычным условиям договора. К обычным условиям относится право выдавшего доверенность в любое время аннулировать ее. Если обычное условие не включено в текст договора, то это не влияет на силу заключенного соглашения и не устраняет действие такого условия.

В договор может быть также включены случайные условия, не предусмотренные ни законом, ни обычными условиями. Их отсутствие не влияет на признание договора заключенным в договор, то, конечно же, должны соблюдаться. Случайными называются условия, которые изменяют либо дополняют обычные условия. Их отсутствие так же, как отсутствие обычных условий, не влияет на действительность договора. Однако в отличие от обычных условий, они приобретают юридическую силу лишь в случае включения их в текст договора. Так, если при согласовании условий договора поставки стороны не решили вопрос о том, каким видом транспорта товар будет доставлен покупателю, договор считается заключенным и без этого случайного условия. Однако если покупатель оговорил транспорт которым должен быть доставлен груз это условие обязательно для другой стороны договора.

2. Договор как одно из оснований возникновения обязательств в гражданском праве

Наука гражданского права имеет несколько оснований возникновения обязательств. Одно из наиболее распространенных в повседневной правоприменительной практике это договор. Договоры служат одной из главных основ в деловых взаимоотношениях между коммерческими юридическими лицами осуществляющими свою деятельность на основе договорных правоотношений. Так же в настоящее время нередко встречаются случаи заключения договоров между физическими лицами, важное практическое значение имеет договор и в трудовых отношениях.

Официальное толкование основание возникновения обязательств на основании договора дается в п. 2 ст. 307 ГК РФ в которой сказано, что обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ.

В свою очередь в п. 1 ст. 420 ГК РФ дается определение договора из которого следует что договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В целях более широкого раскрытия понятия договора как основания возникновения обязательства необходимо провести анализ норм материального права закрепленных в ГК РФ.

В ст. 8 ГК РФ перечень юридических фактов открывают договоры и иные сделки, предусмотренные законом, а также договоры, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему. Согласно ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех и более сторон (многосторонняя сделка), а в силу ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Этой же статьей устанавливается, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 («Сделки») ГК РФ. Так, соглашением обычно двух сторон является договор купли-продажи: по легальному определению данного договора (ст. 454 ГК РФ) одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Соглашением большего числа сторон может быть, например, договор простого товарищества (договор о совместной деятельности). По такому договору двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной цели, не противоречащей Закону (ст. 1041 ГК РФ).

Сопоставление понятий «договор» и «сделка» показывает, что второе шире первого, так как сделка может быть односторонней. Поэтому договор — непременно сделка, но последняя далеко не всегда является договором. На договоры распространяются правила о форме, об условиях действительности сделок, об основаниях признания их недействительными и наступающих в подобных случаях последствиях, ряд других положений о сделках.

Гражданско-правовые договоры, выражая согласованную волю сторон на достижение отвечающей действующему правопорядку цели, порождают, изменяют или прекращают, как правило, соответствующие имущественные правоотношения. Эти договоры — одно из важнейших оснований возникновения обязательств (ст. 307 ГК РФ).

Некоторые договоры наряду с обязательственными порождают также вещные правоотношения — правоотношения собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления (раздел II ГК РФ).

В определенных случаях договоры служат основанием возникновения не только имущественных, но и личных неимущественных правоотношений (например, авторские договоры — ст. 30-34 Закона РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве»). юридический правоотношение законодательный

Из изложенного следует, что закон четко различает понятия «договор» и «обязательство». Вместе с тем в гражданском обороте, законодательстве (в широком смысле) и в науке права термину «договор» придается значение не только юридического факта: нередко он применяется для наименования самого правоотношения, возникшего в результате соглашения, а также примерных форм, используемых при заключении различных договоров, иных документов, из которых явствует достигнутое сторонами соглашение. Так, по ст. 448 ГК РФ имеет силу договора протокол о результатах торгов, который подписывают в день проведения аукциона или конкурса лицо, выигравшее торги, и организатор торгов.

Нужно вместе с тем иметь в виду, что в Гражданском Кодексе наряду с договорными отношениями как таковыми, представленными позитивным образом, они в ряде положений закреплены в нормах, в которых, на первый взгляд, речь идет о лишь сугубо экономических категориях. В ст. 2 ГК РФ, например, сформулировано достаточно четко и полно определение предпринимательской деятельности, в нем содержатся указания на такие явления, как пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ, оказание услуг. Очевидно вместе с тем, что все названные действия составляют содержание конкретных видов договоров.

При переходе российского общества к рыночной экономике неуклонно усиливается значение договора, который становится основной правовой формой имущественных отношений между всеми участниками гражданского оборота. Категория договора широко используется во всех без исключения областях экономики, социальной, культурной жизни, в политике. Она применяется не только в гражданском праве, но и в других отраслях права.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://revolution.allbest.ru/law/00615851_0.html

Как выявить и доказать правовую природу договора?

В данной статье мы кратко раскроем информацию о том, что делать и на что обращать внимание, если адвокат или просто юрист пытается в судебном порядке подменить правовую природу договора на иную.

В арбитражных судах Представители сторон в подтверждение своих требований и возражений часто прибегают к тому, что пытаются поменять правовую природу заключённого договора между Истцом и Ответчиком в своих интересах.

Так, например, мы сталкивались с ситуациями, когда представители Истца пытались поменять правовую природу договора возмездного оказания услуг на договор подряда. Или в другом случае, договор подряда поименовали как договор поставки.

Что делать в ситуации подмены правовой природы договора

Стоит помнить, что название договора, подписанного сторонами, еще не определяет его фактическую правовую природу. Так, например, если договор купли-продажи назвать договором дарения, то лишь от такого названия он дарением не станет.

Однако чтобы отстоять свою правовую позицию в суде и выиграть процесс, необходимо чётко знать существенные условия конкретного вида договора, уметь сопоставить их с фактическими обстоятельствами отношения сторон, выявить различия договора, к примеру, подряда и договора возмездного оказания услуг.

Случай из практики

От точного определения правовой природы спорного договора зависит какие нормы права применимы к данным правоотношениям. В связи с этим может поменяться максимальный размер неустойки, установленный законом, как было в нашей практике по делу А56-18614/2016, когда команде адвоката Ануфриева С.Р. удалось доказать, что размер неустойки, установленный в договоре, противоречит статье 333 ГК РФ.

На данный момент, в нашей практике есть случай, когда договор подряда о создании индивидуально-определённой вещи по специальной проектной документации, был назван сторонами, как договор поставки.

Юрист в первой и во второй инстанции не обратил внимание на относимость существенных условий к совершенно иному виду договоров.

В результате приёмка созданной вещи была квалифицирована по договору поставки, а не как должна была быть по договору подряда.

Сейчас в кассационной инстанции команда Адвоката Ануфриева С.Р. будет доказывать о относимости спорных правоотношений не к договору поставки, а к договору подряда, в связи с чем просить отменить решение первых двух инстанций.

Очень важно знать существенные (обязательные) условия каждого договора, чтобы отнести договор к конкретному виду

Например:

  • Существенными условиями договора подряда являются: условие о предмете договора (вещественный результат) и срок выполнения предмета договора. Данный факт является результатом единообразия практики судов РФ.

Вместе с этим, необходимо обращать внимание на то, что договор подряда отличается от договора возмездного оказания услуг тем, что результат деятельности подрядчика имеет осуществленный характер и выражается в создании вещи по заданию заказчика или ее трансформации (реконструкции) в отличие от деятельности услугодателя, не приводящей к созданию вещественного результата. В договоре на оказание услуг ценностью для заказчика являются сами действия исполнителя — комплекс мероприятий по содержанию и техническому обслуживанию какой-либо вещи.

Согласно выводу из судебной практики

В отличие от договора возмездного оказания услуг, в рамках которого важна сама деятельность исполнителя, в договоре подряда имеет существенное значение достижение подрядчиком вещественного результата.

Однако стоит помнить, что знание существенных различий договоров, которые могут повлиять на исход дела в вашу пользу, не является гарантом выигрыша дела в арбитражном суде, так как арбитражные споры являются одними из самых сложных споров рассматриваемых судом.

В силу статей 702 — 729 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Договор подряда заключается на изготовление индивидуально-определённой вещи. По общему правилу работа выполняется из материалов заказчика, его силами и средствами.

Таким образом, предметом договора подряда является изготовление индивидуально-определенного изделия, его условия направлены, прежде всего на определение взаимоотношений сторон в процессе выполнения обусловленных работ.

Вместе с тем, исходя из положений статей 506-524 ГК РФ предметом договора поставки выступает имущество, характеризуемое родовыми признаками, и главное содержание которого составляет передача (поставка) предмета договора другой стороне – покупателю.

Правовая природа договора проката

УДК 347

Бобров Станислав Сергеевич

Научный руководитель: Козлова В.Н., старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса.

Ключевые слова: ДОГОВОР ПРОКАТА; АРЕНДОДАТЕЛЬ; АРЕНДАТОР; АРЕНДНАЯ ПЛАТА; ДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО; RENTAL AGREEMENT; LESSOR; LESSEE; RENT; MOVABLE PROPERTY.

Аннотация: В статье рассмотрены основные положения Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре проката. Автор анализирует правовую природу договора проката, в частности, существенные условия договора, его признаки и форму заключения, а также определяет нормативную базу, применимую в отношениях проката.

Согласно ст.626 ГК РФ, под договором проката следует понимать соглашение, по которому одна сторона осуществляет сдачу своего имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, т.е.

берет на себя обязательство предоставить другой стороне движимое имущество за определенную сумму во временное владение и пользование.

При этом предоставленное по данному договору имущество должно использоваться лишь для потребительской цели, если иное не будет предусмотрено договором или не вытекает из существа обязательства.

Договор проката является двусторонним. С одной стороны выступает арендодатель – это, как правило, коммерческая организация, которая осуществляет предпринимательскую деятельность по сдаче какого-либо имущества в аренду; вместе с тем арендодателем может являться и индивидуальный предприниматель.

С другой же стороны выступает арендатор. В качестве арендатора в рассматриваемом договоре могут участвовать физические и юридические лица.

Стоит отметить, что в случаях, когда арендатором выступает гражданин, на отношения, возникшие вследствие заключения договора проката, будет распространяться Закон «О защите прав потребителей».

Договор проката заключается в письменной форме, что обусловлено субъектным составом соглашения. Кроме того, согласно п.3 ст.626 ГК РФ, договор проката считается публичным, так как арендодатель не вправе оказывать предпочтение одному лицу, желающему взять имущество в прокат, перед другим лицом при наличии одинаковых правил для всех арендаторов.

Помимо того что данный договор является публичным, он также квалифицируется как консенсуальный (вступающий в силу в момент согласования существенных условий, т.е.

подписания договора), так как арендодатель обязуется предоставить другой стороне определенное по договору движимое имущество, а также возмездным, поскольку, в свою очередь арендатор должен платить за временное владение и пользование арендованным имуществом.

Договор проката содержит лишь одно существенное условие, а именно предмет договора. Предметом данного договора выступает только движимое имущество. Это, как правило, электроника, мебель, музыкальные инструменты и другое имущество в зависимости от потребностей арендатора.

При этом предмет договора передается исключительно во владение и пользование арендатора. Таким образом, можно прийти к выводу о том, что арендодатель не имеет право сохранить за собой право владения арендованной вещью.

(Следует подчеркнуть, что автомобиль также является движимым имуществом, но для указанных вещей предусмотрено правовое регулирование в рамках договора аренды транспортных средств.)

Срок в данном договоре существенным условием не является. Но при этом нормами гражданского законодательства закреплен максимальный срок действия договора проката, а именно один год (п.1 ст.627 ГК РФ).

Также необходимо отметить положение о том, что к договору проката не применяются правила о возобновлении аренды на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на возобновление договора (в отличие от договора аренды в целом). Вместе с тем арендатор не лишен возможности заключить договор проката на новый срок, но действовать он должен на общих основаниях.

Также стоит отметить и то, что арендатор имеет право отказаться от договора проката в любое время, при этом он должен письменно предупредить о своем намерении арендодателя не менее чем за десять дней.

Ценой по договору проката является определенная соглашением сторон арендная плата. Данная плата не является существенным условием договора.

При этом, в отличие от общих правил о договоре аренды, форма выплаты арендной платы в договоре проката должна быть установлена в виде определенных в твердой сумме платежей, которые вносятся периодически или единовременно, в то время как по договору аренды можно установить арендную плату в любой из форм, предусмотренных п.2 ст.614 ГК РФ. Если в договоре проката цена не определена, то применяются общие правила определения цены, содержащиеся в п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Таким образом, договор проката в системе гражданско-правовых договоров является одной из разновидностей договора аренды с участием потребителя, выступая двусторонним, возмездным, консенсуальным соглашением арендодателя (субъекта предпринимательской деятельности) и арендатора (чаще всего физического лица). При этом на договор проката в равной степени распространяются общие положения о договоре аренды и Закона «О защите прав потребителей» (как и на договоры розничной купли-продажи и бытового подряда) с присущими ему механизмами защиты прав названных субъектов.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 22 дек. 1995 г.: введ. Федер. законом от 26 янв. 1996 г. № 15-ФЗ : в ред. Федер. закона от 23 мая 2018 г. № 116-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 5, ст. 410; 2018. — № 17, ст. 2416.
  2. О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 7 фев. 1992 г. № 2300-1: принят ВС РФ 7 фев. 1992 г.: введ. 7 апр. 1992 г.: в ред. Федер. закона от 18 апр. 2018 № 81-ФЗ. : Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru. — (дата обращения 01.06.2018).

Правовая природа что такое

Юридическая природа источников конституционного права

Такие акты могут быть также опубликованные в печатных средствах массовой информации Верховной Рады, в других органах печати, обнародованные по телевидению, радио, переданные по телеграфу, разосланные соответствующим государственным и общественным организациям.

Законы Украины вступают в силу на всей территории Украины через десять дней после их официального обнародования. Указанные сроки вступления актов в силу не применяются в тех случаях, когда Верховная Рада при принятии акта устанавливает другой срок введения его в действие.

Принципиальное значение имеет действие актов конституционного права в пространстве.

Имеет обязательную юридическую силу, при необходимости исполняется принудительно. Учитывая особый характер судебных правовых позиций Конституционного и Верховного суда РФ, а также необходимость обеспечение единства судебной практики, их можно считать своеобразным источником права в России .

Сюда входят: -изучение конкретного дела, уяснение того, как возникла и развивалась ситуация (через призму правовых норм); -исследование доказательств, выяснение их допустимости, достоверности и в совокупности — достаточности для рассмотрения дела; -сопоставление ситуации с нормами права, регулирующими возникшие отношения между данными субъектами; -уяснение позиций сторон, изложенных ими в ходе рассмотрения дела; -сопоставление всех известных фактов, мнений, суждений сторон по делу, на основе этого — формирование единого мотивированного мнения по решению спорной ситуации (то самое «усмотрение суда»).

Понятие, виды и юридическая природа.

Раздел 2. чека. Раздел 3.

Механизм получения чека.

Раздел 4 … Энциклопедия инвестора Банковский чек — (Bank check) Определение банковского чека, виды чеков, содержание чека Информация об определении банковского чека, виды чеков, содержание чека Определение Виды и Понятие и юридическая природа чека чека Отношения… … Энциклопедия инвестора ГИДУЛЯНОВ Павел Васильевич — Павел Васильевич (12.09.1874, Пятигорск 17.10.1937, Алма Ата), специалист по церковному праву.

Глава i

Сделки распадаются на односторонние и многосторонние. Всякий договор — это гражданско-правовая сделка, ибо всякая сделка устанавливает, изменяет или прекращает гражданские права и обязанности.

договора — это конкретные правовые обязанности сторон.

Практически смысл любого договора заключается в том, что стороны определяют для себя конкретные правовые обязанности, но не всякие правовые обязанности могут составлять содержание гражданско-правового договора.

для понимания его правовой природы необходимо выявить, является ли он самостоятельным договором, и в случае положительного ответа на поставленный вопрос определить его место и роль в системе гражданско-правовых договоров.

Действующее законодательство именует в качестве договоров ряд правовых конструкций, которые не образуют самостоятельный договорный вид (род), но представляют собой специальный правовой режим гражданско-правовых договоров практически любого вида (рода)» 4.

Оно охватывает все пространство цивилизованного существования людей, которое становится пространством правовой реальности. Поэтому без четкого уяснения онтологической природы права, смысла и со­держания понятия правовой реальности, знания основных форм бытия права невозможно понять феномен права в целом.

Человеку постоянно приходилось и приходится наблюдать разнообразные факты возникновения и гибели природных и со­циальных форм, появление каких-либо явлений из небытия или их уход в небытие.

Договор аренды здания, сооружения и нежилого помещения

Такая характеристика обязательства, изложенная Д.И.

Мейером, соответствует и современному понятию обязательства. Обязательство представляет собой определенное действие, то есть передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.

либо воздержаться от определенного действия (п. 1 ст. 307 ГК). Как гражданско-правовой договор, применяемый субъектами предпринимательской деятельности, договор аренды зданий (сооружений) и нежилых помещений имеет своей целью удовлетворить временные потребности арендатора, нуждающегося в имуществе, и одновременно для другой стороны выступает как способ извлечения дохода из передачи имущества в пользование.

Правовая природа предварительного договора

В статье рассматривается такой институт как предварительный договор. Автором проанализированы различные точки зрения на правовую природу предварительного договора как самостоятельного договора либо как сопутствующего к основному договору. Рассмотрены основные признаки и особенности предварительного договора.

Раскрыта правовая сущность предварительного договора как письменного выражения воли сторон и как основания для толкования спорных ситуаций для их разрешения. Ключевые слова: предварительный договор; понуждение заключить основной договор; толкование смысла договора; выражение воли сторон; формирование длительных хозяйственных связей. In The article deals with such an institution as the preliminary contract.

style=»display:inline-block;width:240px;height:400px» data-ad-client=»ca-pub-4472270966127159″

data-ad-slot=»1061076221″>

Предварительный договор

Одним из самых значимых недавних правовых событий гражданского законодательства стало вступление в силу Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

В указанном законе законодателем был расширен круг понятий, касающихся предварительных соглашений. При этом основным и базовым понятием является предварительный договор.

В статье 429 Гражданского Кодекса Российской Федерации 2 (далее по тексту ГК РФ) дано легальное определение предварительного договора, согласно которому таким договором признается соглашение, в силу которого стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Правовая природа предварительного договора такова, что он является самостоятельным договором, который закрепляет права и обязанности сторон по поводу

заключения в будущем основного договора, а не сопутствующим к основному договору. Однако ряд ученых, а именно А.Ю. Кабалкин 1 и М.И. Брагинский 2 , относят к предварительным договорам и такие договоры как договор поручительства, заключенный для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем (ст.

361 ГК РФ), договор об организации перевозок грузов (ст. 798 ГК РФ), протоколы по итогам выигранных торгов на право заключения договора, договор бронирования билетов на транспорте, договор аренды с последующим выкупом, генеральные соглашения, возобновление договора на новый срок (например, аренды – ст.

621 ГК РФ) и прочих.

По нашему мнению, с подобным утверждением сложно согласиться, так как предложенные модели формально не охватываются статьей 429 ГК РФ. В каждом из перечисленных примеров не хватает какого-либо обязательного признака, характеризующего договор как предварительный.

К таким признакам предварительного договора необходимо отнести следующие: 1) договор устанавливает неимущественное обязательство о заключении основного договора в будущем; 2) договор закрепляет существенные условия основного договора; 3) совершается в установленной для основного договора форме, а если таковой не установлено – в письменной форме; 4) предусматривает в качестве общего правила возможность принуждения к заключению договора. Так, в частности, бронирование билетов на транспорте может осуществляться в устной форме, и расторгается указанное соглашение тоже в устной форме. Бронирование билетов в письменном виде на практике практически не применяется, следовательно, его нельзя признать предварительным договором вследствие несоответствия обязательного признака.

Договор поручительства также нельзя признать предварительным договором по той причине, что такой договор не закрепляет существенных условий для основного договора – стороны вправе не указывать условия обязательства, за которое поручается лицо, однако должны указать иные условия, необходимые для указанного соглашения.

Кроме названных признаков, предварительный договор также может содержать положение об ответственности в случае нарушения такого условия, как понуждение заключить основной договор на основании предварительного договора – это обязанность возместить убытки и выплатить сумму пеней за просрочку заключения основного договора.

При этом важную роль играет вина ответственной стороны.

Вина покупателя чаще всего выражается в отказе или уклонении от совершения и оформления сделки, а также в отказе от других согласованных сторонами условий по договору.

Тогда как виновное поведение продавца проявляется в отказе или уклонении от совершения и оформления сделки.

Также предварительный договор может также рассматриваться в качестве основы для толкования смысла основного договора, поскольку он отражает письменное выражение воли сторон.

Поэтому после заключения основного договора при возникновении спора, вызванного неясностью или неточностью условий, предварительный договор может служить источником к выявлению его действительного содержания.

Это положение вытекает из смысла абзаца 2 статьи 431 ГК РФ, в силу которого если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

В этой связи, как указывает М.К. Малеина3 , роль предварительного договора сводится именно к организации договорных связей. Следует отметить, что целью заключения гражданско-правового договора может быть не только переход каких-либо материальных средств (товаров, работ, услуг), но и возникновение организационных правоотношений.

Предварительный договор порождает именно последнее. По этой причине можно утверждать о большом значении предварительного договора в формировании договорных отношений контрагентов.

Как правило, если стороны руководствуются принципами доброй совести и деловой этики, то каждая из них уже в процессе преддоговорных контактов руководствуется интересом в налаживании более длительных хозяйственных связей.

А вероятность этого во многом зависит от заключения предварительного договора.

Сафарьянова Инна Равилевна, Анисимов В.А.

договор, предварительный договор

Источник: http://uc-impulse.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D1%8D%D1%82%D0%BE/

> Юридическая природа гражданско-правового договора

гражданский юридический договор

Выявить юридическую природу (или, иными словами, юридическую сущность) гражданско-правового договора это значит определить, к какому роду юридических явлений относится гражданско-правовой договор и какое место он занимает среди других явлений данного рода. Кроме юридической природы (сущности) гражданско-правового договора допустимо говорить и о других аспектах его сущности, например, об экономической, социальной, философской сущности гражданско-правового договора.

Юридическая традиция (как научная, так и прикладная) донесла до начала третьего тысячелетия в качестве доминирующего воззрение, согласно которому гражданско-правовой договор (как сделка, соглашение) является юридическим фактом, с которым связываются возникновение, изменение и прекращение правовых отношений, урегулированных нормами права. Однако роль договора как юридического факта, в достаточной мере до сих пор не прояснена. Обычно в литературе дело не идет дальше констатации вроде следующей: «Договоры… будучи юридическими фактами, устанавливают, изменяют или прекращают гражданские правоотношения». Между тем механизм проявления юридико-фактических свойств договора весьма сложен. Само же понимание договора как юридического факта нуждается в серьезном уточнении.

I. Значение договора как юридического факта проявляется в основном лишь в факте заключения (наличия) договора. В самом деле, для возникновения правоотношений (элементов правоотношений), моделируемых нормами права, важен лишь факт существования договора (в необходимых случаях в сочетании с другими юридическими фактами или элементами фактического состава). Из сделанного уточнения, однако, отнюдь не следует, что из юридического обихода надо устранить выражение «договор является юридическим фактом» или подобные ему. Такие выражения укоренились в юридической науке и практике, а некоторая неточность этих выражений компенсируется их лаконичностью. Важно только, чтобы определение договора как юридического факта не заслоняло собой другие, не менее важные свойства договора.

II. Факт заключения (наличия) договора далеко не единственный юридический факт, необходимый для развития договорного правоотношения. Сам по себе факт заключения договора влечет чаще всего только возникновение договорного правоотношения, притом нередко лишь в самом общем виде. Дальнейшее развитие (динамика) договорного правоотношения (возникновение новых прав и обязанностей, изменение или прекращение отдельных ранее возникших прав и обязанностей) происходит уже вследствие появления других конкретных юридических фактов, предусмотренных нормами права или условиями договора, определяющими содержание договорного правоотношения (например, таких юридических фактов, как наступление сроков поставки товара, сроков его оплаты, просрочка поставки товара).

Таким образом, не только договор выступает в роли юридического факта, но и условия договора сами нуждаются в наличии юридических фактов для того, чтобы на основе условий договора возникли моделируемые ими договорные права и обязанности. Например, для возникновения договорного правоотношения (элемента договорного правоотношения) на основе условия договора поставки о договорной неустойке за просрочку поставки товара необходим такой юридический факт, как просрочка поставки товара поставщиком.

Изложенное обстоятельство наводит на мысль о необходимости уточнения общего понятия юридического факта. В настоящее время под юридическим фактом обычно понимается конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма (закон в широком смысле) связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Однако, как видно из приведенного примера с гражданско-правовым договором, юридические факты необходимы для наступления правовых последствий, смоделированных (предусмотренных) не только правовыми нормами, но и ненормативными положениями (актами). Поэтому в понятии юридического факта необходимо расширить круг правовых положений (актов), выведя его за пределы только правовых норм (нормативных правовых актов). При таком подходе определение юридического факта может быть следующим.

Юридический факт это факт, с которым правовые нормы и ненормативные правовые положения (акты) связывают наступление юридических последствий.

Из приведенного определения следует, что ненормативные положения (акты), в частности договоры, выступают, с одной стороны, как юридические факты, при наличии которых возникают предусмотренные правовыми нормами (нормативными правовыми актами) правовые отношения, а с другой для возникновения прав и обязанностей, предусмотренных ненормативными положениями (актами), может потребоваться наступление дополнительных (своих) юридических фактов.

Юридико-фактическое свойство договора это вторичное юридическое свойство договора как правового явления.

Юридическими фактами могут быть самые различные, практически любые, факты (явления) действительности, в том числе явления, по своей изначальной природе неюридические (например, такие события, как рождение или смерть человека, землетрясение, дорожное происшествие) или же юридические (например, сделки, судебные решения).

Изначально неюридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство юридического факта. В результате такое явление сохраняет свою первичную неюридическую сущность и дополняется юридическим свойством.

Аналогичным образом изначально юридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство юридического факта. В результате юридическое явление, сохраняя свою первоначальную юридическую сущность, дополняется новым вторичным юридическим свойством.

Гражданско-правовой договор как изначально юридическое явление имеет свою первичную юридическую сущность правового акта. Наряду с первичной сущностью правового акта договор обладает вторичным юридическим свойством юридического факта.

Раскрывая регулятивную сущность договора через правовой акт и противопоставляя эту сущность юридико-фактическому свойству договора, нельзя оставить без пояснения то обстоятельство, что по традиционной классификации юридических фактов гражданско-правовой договор рассматривается как разновидность большой группы юридических фактов, именуемых юридическими актами. Означенное обстоятельство, казалось бы, сводит на нет по методологическим соображениям усилия выявить регулятивную сущность договора. Однако это только на первый взгляд. В самом деле, отнесение договора к юридическим актам в традиционной классификации юридических фактов и квалификация договора как разновидности правового (юридического) акта при выявлении регулятивной сущности договора существенно различаются по своему юридическому смыслу. В первом случае договор хотя и отнесен к юридическим (правовым) актам, но отнесен в связи с его юридико-фактическим свойством. Включение договора в группу юридических актов здесь никак не проясняет регулятивную сущность договора, наоборот, скрывает, подавляет ее. Во втором же случае квалификация договора правового акта свидетельствует о единстве (общности) его правовой природы с правовой природой законов, иных нормативных правовых актов, которые традиционно противопоставляются юридическим фактам.

Чтобы лучше уяснить, как в договоре сочетаются сущность правового акта и юридическое свойство юридического факта, полезно рассмотреть в аналогичном контексте другие изначально юридические явления, которые могут обладать и свойствами юридических фактов. Причем такое рассмотрение тем более показательно, чем менее избранные для анализа юридические явления будут ассоциироваться с юридическими фактами.

Пожалуй, немногими правоведами в качестве юридического факта воспринимается такое важнейшее правовое явление, как правоотношение. И тем не менее правоотношение может выступать в качестве юридического факта, чему в юридической литературе имеется авторитетное подтверждение. Примером правоотношения, обладающего свойством юридического факта, может служить какое-либо правоотношение, возникновение которого договором страхования предусматривается в качестве страхового случая, влекущего в свою очередь возникновение правоотношения по выплате страховой суммы. В качестве юридического факта может выступать и договорное правоотношение в целом (точнее, его наличие). Такая возможность создает почву для парадоксального (на первый взгляд) утверждения о том, что как юридический факт может рассматриваться не только договор, понимаемый как сделка, но и договор, понимаемый как договорное правоотношение. В рассмотренных случаях правоотношение соединяет в себе первичную юридическую сущность как правовой связи и вторичное юридическое свойство как юридического факта.

Второй пример юридического явления, сочетающего свою первичную юридическую сущность с вторичным свойством юридического факта, в сравнении с предыдущим примером, еще менее привычен в роли юридического факта, но и более ценен, ибо имеет общую с договором первичную юридическую сущность правового акта. Речь идет о законе (а равно и ином нормативном правовом акте). Действительно, в качестве юридического факта может выступать и закон. Необычность утверждения требует пояснения примером, в качестве которого может выступать ситуация, когда стороны в договоре поставки предусмотрели условие о том, что если в период действия договора будет принят федеральный закон, отменяющий норму закона о неустойке за просрочку поставки товара, то в этом случае возникшая до вступления в силу данного федерального закона, но не исполненная к моменту вступления в силу закона обязанность по уплате неустойки прекращается. В приведенном примере федеральный закон, отменяющий норму о неустойке, следует расценивать как юридический факт, влекущий прекращение правоотношения. Точнее, юридическим фактом здесь будет факт вступления в силу федерального закона. Но от этого не меняется суть вопроса, как не меняется она, если в качестве юридического факта рассматривать не сам договор, а факт его вступления в силу.

Став юридическим фактом, закон соединил в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное свойство юридического факта. Став юридическим фактом, закон не утратил свою первичную юридическую сущность правового акта.

Точно так же и договор соединяет в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное юридическое свойство юридического факта. Договор как юридическое явление близок к закону, так как оба они относятся к роду правовых актов и имеют на этом уровне абстракции единую первичную юридическую сущность.

Конечно, юридико-фактическое значение гражданско-правовых договоров гораздо более велико, чем юридико-фактическое значение законов (иных нормативных правовых актов). Однако сама по себе значимость юридико-фактических свойств договора не должна вытеснять его юридической сущности. Гипертрофирование юридико-фактических свойств договора и игнорирование его первичной юридической сущности являются серьезной методологической ошибкой, которая способна привести к неверной юридической характеристике договора.

Именно такая ошибка вызвала и необоснованный вывод о содержании договора, сделанный в известной книге по договорному праву. В ней утверждается: «Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, содержание договора составляют взаимные права и обязанности контрагентов». Процитированное суждение зиждется на посылке о том, что юридический факт не имеет содержания. В свою очередь эта посылка основана, видимо, на рассмотрении юридического факта в плоскости наличия-отсутствия явления (факта). При таком подходе (который, как показано ранее, имеет право на существование и применительно к договору более точен) в самом деле, трудно увидеть содержание юридического факта какое может быть содержание у факта, состоящего в наличии договора. Однако при любом взгляде на договор как юридический факт его юридико-фактическое свойство является вторичным юридическим свойством, не устраняющим юридическую сущность договора как сделки и, следовательно, правового акта, поскольку сделка является разновидностью правового акта. Поэтому содержание имеют и договор как сделка (содержанием договора в этом случае выступает совокупность условий договора), и договорное правоотношение (его содержание образует совокупность прав и обязанностей, смоделированных условиями договора и нормами права). В противном случае будет выбита логическая почва из-под термина «условия договора», понимание которых мыслимо только в качестве элементов содержания договора как сделки. Из сказанного следует, что, будучи вторичными, юридико-фактические свойства не отражают первичную юридическую природу договора. Соответственно, методологически обоснованное определение гражданско-правового договора, отражающее его юридическую природу, не может базироваться на понимании договора как юридического факта (как, впрочем, и на понимании договора как правоотношения).

Гражданско-правовой договор (как и сделка вообще) по своей юридической природе является правовым актом и в этом своем качестве регулирует правовые отношения сторон между собой или также с другими (третьими) субъектами права (лицами), наделенными правами по отношению к сторонам.

В настоящее время значение гражданско-правового договора как юридического регулятора отмечается на страницах многих научных и учебных изданий. Однако тенденция восприятия гражданско-правового договора (как, впрочем, и других подобных договоров, в частности трудовых) сквозь призму юридического факта в науке и практике далеко не преодолена. При этом содержание договора как совокупность условий, на которых он заключен, раскрывается в контексте договора как юридического факта. Однако, как показано ранее, это следует делать через его понимание как правового акта. Содержание договора как правового акта составляют условия договора.

Особенностью договора как правового акта регулятора общественных отношений является то, что он упорядочивает отношения между сторонами договора и выступает как средство саморегулирования отношений сторон. В отличие от договора односторонний (особенно директивный) правовой акт направлен на регулирование отношений других лиц (в отдельных случаях с участием лица, издавшего односторонний правовой акт). Указанная особенность регулятивных свойств договора позволяет более четко отграничить договор от односторонних правовых актов, изданных двумя или более субъектами. Последние, как и договор, выражают согласованную волю двух или более лиц, издавших совместный односторонний правовой акт. Однако договор заключается сторонами для урегулирования своих взаимоотношений, его воздействие направлено на внутренние взаимоотношения, на их саморегулирование. Между тем такое воздействие одностороннего правового акта, принятого двумя или более субъектами права, направлено вовне, т. е. на регулирование отношений, как правило, других лиц между собой. При этом то обстоятельство, что субъектами регулируемых односторонними правовыми актами отношений могут быть и сами субъекты, издавшие эти акты, не меняет существа дела, так как не меняется внешняя направленность регулятивного воздействия одностороннего правового акта.

Регулирование договором взаимоотношений заключивших его сторон черта договора, наиболее отвечающая его природе. Но она не исключает участия в регулируемых договором правоотношениях третьих лиц, например, в случае с договором в пользу третьих лиц. Здесь договор упорядочивает отношения между заключившими его сторонами и, кроме того, отношения одной или обеих сторон с третьими лицами, в пользу которых заключен договор. Третье лицо по такому договору имеет только права в отношении стороны (сторон) договора. Конструкция договора в пользу третьего лица несколько размывает чистоту договорной доктрины, согласно которой договор определяет взаимоотношения между заключившими его сторонами, но эта конструкция не колеблет одно из главных начал договорной теории договор не может создавать обязанности для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Как регулятивный правовой акт гражданско-правовой договор может быть как ненормативным, так и нормативным.

Примером ненормативного договора, рассчитанного на однократную реализацию (т. е. содержащего только ненормативные условия), может служить договор розничной купли-продажи, исполняемый в момент его совершения.

Нормативные гражданско-правовые договоры также имеются, и таких договоров немало (больше, чем может показаться на первый взгляд). Например, договор поставки, предусматривающий помесячную поставку товаров в течение года и неустойку за недопоставку (просрочку поставки) товаров носит нормативный характер. В самом деле, условие о неустойке в таком договоре рассчитано на неоднократное применение. Оно используется всякий раз, когда поставщик допускает просрочку поставки (юридический факт), и не исчерпывается однократной реализацией. Здесь могут возразить, что гражданско-правовой договор не является общеобязательным и поэтому не может быть нормативным. Данное возражение будет справедливо, если существенным признаком нормативности считать общеобязательность правового акта (положения). Это, однако, не верно. Для признания правового акта нормативным достаточно того, что такой правовой акт рассчитан на неоднократную (иными словами, неопределенно многократную) реализацию. При подобном подходе нормативные правовые акты могут быть как общеобязательными, хаки не общеобязательными, в том числе индивидуальными (свойства индивидуальности и не нормативности не тождественны). Преобладающая в настоящее время юридическая позиция, согласно которой общеобязательность является существенным признаком правовой нормы, рано или поздно будет пересмотрена. Иначе, оставаясь на логической почве, невозможно объяснить нормативный характер положений, содержащихся в уставах юридических лиц, локальных правовых актах, иных подобных нормативных правовых актах, которые трудно рассматривать в качестве общеобязательных.

Источник: https://studwood.ru/1237053/pravo/yuridicheskaya_priroda_grazhdansko_pravovogo_dogovora