Некачественные медицинские услуги судебная практика

Компенсации за какой вред вы вправе требовать

Федеральным законом № 323 предусмотрено право гражданина на возмещение вреда, причиненного его здоровью в ходе оказания медицинской помощи (п. 9 ч. 5 ст. 19). Этот вред может быть имущественным или моральным.

Вред, причиненный здоровью или жизни человека, возмещают в денежном эквиваленте.

Имущественный вред может быть двух типов:

Возмещение убытков, понесенных из-за потери трудоспособности. Для аргументации этих потерь необходимо предоставить суду документы, подтверждающие, что при ненаступлении данного случая истец мог бы иметь определенный заработок (доход)

Взысканию подлежат и понесенные расходы на обоснованное дополнительное лечение (если такое лечение не могло быть предоставлено гражданину бесплатно) и восстановление, приобретение специальных средств и медикаментов, подтвержденные документально.

Моральный вред взыскивается с ответчика независимо от его вины в произвольной сумме

На практике указанные истцом требования урезаются в соответствии с принятой в суде практикой до соразмерного причиненному вреду ущерба. Во внимание принимают степень вины ответчика, степень перенесенных нравственных и моральных страданий истца, а также принятую в регионе официальную и неофициальную практику вышестоящих судебных органов.

Если вы полагаете, что медицинская организация оказала свои услуги несвоевременно или ненадлежащим образом, необходимо собрать доказательства связи действий/бездействия медработников и возникшего вреда. Таким доказательством является экспертное заключение.

Многие клиенты полагают, что для определения перспектив дела по возмещению за некачественные медицинские услуги необходим отдельный специалист, владеющий юридическими и медицинскими познаниями одновременно. Это не так — и судебный юрист, и адвокат, и судья будут основывать правовые позиции на основании заключения медицинской экспертизы. Самостоятельная оценка медицинских документов не допускается ни с точки зрения суда, ни с точки зрения профессионального адвоката. Об этом говорит п. 1 ст. 79 Гражданского Процессуального кодекса РФ.

Экспертиза может потребоваться дважды — изначально для подтверждения своей точки зрения и подачи иска в суд, и в ходе судебного разбирательства. Если ответчик поставит под сомнение проведенную вами досудебную экспертизу, или укажет на факт ее некомпетентности эксперта, судом может быть принято решение провести судебную экспертизу в согласованной сторонами и назначенной судом организации.

Проблемы, возникающие в судебной практике, при разрешении споров, вытекающих из обязательств по оказанию медицинских услуг

Жизнь и здоровье являются важнейшими нематериальными благами, принадлежащими каждому гражданину от рождения. Жизнь и здоровье каждого гражданина гарантируются действующей Конституцией РФ и охраняются от возможности причинения вреда. Жизнь и здоровье носят неотчуждаемый характер и в силу физиологических особенностей не могут быть переданы другим лицам.

В последние годы увеличивалась тенденция к ухудшению состояния здоровья граждан РФ. Несмотря на значительные траты государственных бюджетных средств на сферу здравоохранения, модернизацию медицинского оборудования, внедрения, качество оказания медицинских услуг оставляет желать лучшего. Порой и медицина бессильна в излечении человека. Однако, уровень медицинских технологий в последнее время значительным образом вырос. Организация и предоставление платных медицинских услуг способствуют разрешению данной проблемы, позволяя гражданам реализовывать свои конституционные права в области охраны здоровья и получения медицинской помощи. Платные медицинские услуги, предоставляемые населению в различных государственных и муниципальных медицинских учреждениях, следует рассматривать в качестве существенного дополнения к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи.

То, что еще несколько лет назад казалось немыслимым, сегодня входит в практику медицинской деятельности. С каждым годом количество оказания высокотехнологичной помощи увеличивается. Высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП) — это медицинская помощь с применением высоких медицинских технологий для лечения сложных заболеваний. По расчётам Минздрава РФ, проведенным с учётом всех средств, выделенных на высокотехнологичную помощь, в 2015 году объёмы оказания высокотехнологичной помощи составят 715 тысяч человек. Для сравнения приведем данные, что за период с 2002 по 2007 г. количество пролеченных больных в федеральных медицинских учреждениях, выполняющих высокотехнологичные виды медицинской помощи, увеличилось с 94,1 тыс. человек до 160,1 тыс. человек, или на 70%.

Полагаем, что непосредственно и этим обстоятельством вызвано увеличением в 2014 году средней продолжительность жизни в России, которая превысила 71,6 года и по сравнению с 2013 годом выросла на 0,8 месяцев. С 2013 года началась государственная программа развития здравоохранения в России до 2020 года. За прошедший период почти на 4% снизилась общая смертность населения. Существенно повысилась рождаемость, прирост населения составил 25 тыс. в 2013 году. Это произошло впервые за последние 30 лет. Однако, общий рост продолжительности жизни в основном вызван увеличением продолжительности жизни женщин. Мужчины в среднем живут намного меньше женщин.

Существует мнение, что объектом гражданско-правового обязательства является услуга (работа) медицинского характера, которая оказывается пациенту лечебным учреждением только за плату, то есть необходимым признаком является возмездность (ст. 779 ГК РФ). Если же речь идет об отношениях между медицинскими организациями государственной и муниципальной форм собственности (финансируемых из бюджета либо на основании программ ОМС) и пациентами, то они регламентируются нормами административного права. По мнению авторов данной теории, гражданское (деликтное) право в этой области отношений применимо лишь в целях возмещения причиненного лечебными учреждениями вреда жизни, здоровью или имуществу пациента (ст. 2 ГК РФ). А отношения между медицинскими организациями и пациентами в полном объеме регламентируются гражданским правом при оказании услуг по договорам с оплатой услуг непосредственно пациентами, страховыми организациями при добровольном страховании, а также третьими лицами (юридическими лицами и гражданами). Данная теория также не совсем верна. ГК РФ не устанавливает обязательной личной оплаты услуг, а наоборот, содержит указание на договор в пользу третьего лица (ст.ст. 313, 430 ГК РФ).

Таким образом, отношения по поводу оказания медицинских услуг являются гражданско-правовыми. Данное мнение отражено не только в российской, но и зарубежной юридической литературе.

В общей системе правоотношений в сфере услуг, правоотношения по оказанию медицинских услуг занимают особое место. Это обусловлено низкими показателями здоровья нации и неудовлетворенностью населения качеством бесплатной медицинской помощи. Не случайно с каждым годом увеличивается число жалоб и исков, касательно ненадлежащего исполнения обязательств по оказанию медицинских услуг ввиду некомпетентности и халатности медицинского персонала, низкого качества диагностики и лечения.

Медицинская услуга для пациента может быть платной и бесплатной, однако она всегда носит возмездный характер. Такая ситуация связана с тем, что правоотношения по оказанию медицинских услуг в государственных (муниципальных) учреждениях здравоохранения и частных клиниках отличны, но не по способу их оказания, а по субъектам оплаты. Согласно п. 1 ст. 423 ГК РФ договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Оказание медицинских услуг между лечебным учреждением — врачом и пациентом осуществляется на платной основе либо на основе системы добровольного медицинского страхования. Оказание медицинских услуг в системе обязательного медицинского страхования осуществляется для пациента бесплатно. Врач, оказывающий медицинские услуги, всегда получает плату за свои услуги, при этом финансирование происходит от отчислений как с фонда обязательного медицинского страхования, так и иных источников. В подобной ситуации можно говорить об аналогии с отдельными случаями добровольного медицинского страхования, например, страховые выплаты производит юридическое лицо за своих сотрудников. В таких случаях встречное предоставление, в соответствии со ст. 430 ГК РФ, предоставляется от третьего лица.

К отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей. В сфере осуществления медицинской деятельности существуют различные проблемы, порождающие споры как между медицинскими учреждениями и пациентами, между медицинскими учреждениями и их контрагентами в рамках исполнения заключенных гражданско-правовых договоров, между медицинскими учреждениями и органами государственной власти в связи с выявленными нарушениями действующего законодательства и т.д.

Постановлением Правительства РФ утверждены Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, в п. 2 которых платные медицинские услуги определяются как медицинские услуги, предоставляемые на возмездной основе за счет личных средств граждан, средств юридических лиц и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования.

Правоотношения по предоставлению платных медицинских услуг — это социально значимые, урегулированные гражданским законодательством, имущественные отношения между пациентом (заказчиком, потребителем) и медицинским учреждением (частно практикующим врачом) — исполнителем, связанные непосредственно с личностью исполнителя, устанавливают право заказчику (пациенту) потребовать от продавца (исполнителя) совершение профессиональных действий медицинских работников с применением современных технологий и научно-обоснованных методов.

Согласно п. 9 Постановления при предоставлении платных медицинских услуг должны соблюдаться порядки оказания медицинской помощи, утвержденные Министерством здравоохранения Российской Федерации, которых насчитывается несколько десятков, например, Приказ Минздрава России «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «урология», Приказ Минздрава России «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «детская урология-андрология» и другие. С одной стороны, целью оказания медицинской помощи является улучшение состояния здоровья больного, а, с другой стороны, последствия такого вмешательства могут быть и негативными для здоровья пациента (например, в результате проведенной операции состояние больного ухудшилось). Применительно к теме настоящего исследования основным является вопрос ненадлежащего оказания медицинскими учреждениями медицинских услуг. Как отмечает Т.Е. Сучкова, «в России с целью изучения распространенности случаев ненадлежащего оказания медицинских услуг, сопровождающихся причинением вреда здоровью пациентов и привлечением врачей к юридической ответственности, проводились исследования многими известными юристами, специализирующимися в области медицинского права». Данный вопрос, действительно, является актуальным не только с теоретической точки зрения, но и в практическом отношении, поскольку связан с жизнью и здоровьем граждан. С каждым годом качество оказания медицинских услуг все ухудшается, что обуславливается различными обстоятельствами.

В частности, в своей работе Ю.Д. Сергеев, Л.В. Канунникова на основе проведенных социологических исследований приводят данные, что если по состоянию на 1988 год в процентном соотношении количество случаев оказания неквалифицированной медицинской помощи составляло 10% от общего объема оказанных медицинских услуг, то к 2006 году данный показатель уже удвоился Сергеев, Ю.Д., Канунникова, Л.В. Ненадлежащее оказание медицинских услуг и факторы риска его распространения / Ю.Д. Сергеев, Л.В. Канунникова // Медицинское право. — 2007. — № 4. — С. 3 — 6.. Соответственно, и в юридической литературе с каждым годом уделяется все более пристальное внимание проблематике ответственности медицинских работников за ненадлежащее оказание медицинских услуг.

В тоже время в результате оказания медицинских услуг ненадлежащего качества могут быть нарушены не только отдельные условия договора оказания медицинских услуги (например, сроки оказания услуг), но и причинен вред здоровью и жизни пациента. В соответствии с п. 32 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг вред, причиненный жизни или здоровью пациента в результате предоставления некачественной платной медицинской услуги, подлежит возмещению исполнителем в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Так, Свердловский областной суд Определением от 29 января 2013 г. удовлетворил исковые требования И.В. и Л.В. к ООО «Аксон» о взыскании в пользу денежной компенсации за вред, причиненный здоровью, взыскании понесенных убытков, компенсации морального вреда. В судебном заседании был подтвержден факт ненадлежащего оказания ООО «Аксон» медицинских стоматологических услуг. В результате проведенного протезирования у пациента появились постоянные боли, был нарушен прикус, затруднен процесс приема пищи, появились ранее не существовавшие дефекты дикции.

При рассмотрении таких судебных дел требуется установление факта некачественного оказания медицинских услуг, что, как правило, подтверждается соответствующими экспертными заключениями. В частности, по делу, рассматриваемому Санкт-Петербургским городским судом, эксперты СПб ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» подтвердили факт оказания истцу некачественной медицинской услуги, в результате чего у последнего возникли сложности со здоровьем, поскольку специалистами стоматологической клиники была избрана неэффективная тактика лечения (вместо перебазировки протеза пациенту требовалась его замена).

Отметим, что бремя доказывания факта некачественного оказания медицинских услуг возложено на заказчика, который должен представить доказательства наличия причинно-следственной связи между оказанными исполнителем услугами и наступившими негативными последствиями для заказчика. Так, Московский городской суд в Определении от 22.08.2011 г. указал, что истец не представил в обоснование своих требований достаточных и бесспорных доказательств наличия причинно-следственной связи между лечением истца, отсутствием у него информации о тяжести заболевания и имеющимися у него заболеваниями и назначенными медицинскими манипуляциями. К аналогичному выводу пришел Вологодский областной суд при рассмотрении дела Апелляционное определение Вологодского областного суда от 26.10.2012 г. № 33-4315/2012 // Документ опубликован не был. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс»., признавший необоснованными доводы истца о ненадлежащем оказании ему медицинских услуг ответчиком, поскольку доводы истца опровергаются данными экспертного заключения. Назначенная Московским городским судом экспертиза также опровергла доводы истца об оказании некачественной медицинской услуги.

Актуальным является также и вопрос о сроках обращения в суд потребителя в случае оказания ему медицинской услуги ненадлежащего качества. Необходимо помнить о сроках давности для обращения в суд за защитой нарушенных прав, которые применительно к исполнению данного договора составляют 3 года. Соблюдение данного требования порой вызывает определенные трудности, и потребители по договору оказания медицинских услуг нередко пропускают данные сроки, что является основанием для отказа в исковых требованиях. Данный факт обуславливается возможностью проявления факта оказания медицинской услуги ненадлежащего качества по истечении определенного времени, порой продолжительного. Например, в силу физиологических особенностей пациент может почувствовать определенную положительную динамику, но впоследствии некачественно выполненная операция усугубляет состояние здоровья человека. Не следует забывать и возможных так называемых врачебных ошибках, когда, например, медики забывают в теле человека различные предметы при проведении операции (тампоны, салфетки и даже скальпели), что обнаруживается позже.

С одной стороны, целью оказания медицинской помощи является улучшение состояния здоровья больного, а, с другой стороны, последствия такого вмешательства могут быть и негативными для здоровья пациента (например, в результате проведенной операции состояние больного ухудшилось). Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», принятый взамен Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан 1993 года, в ст. 20 предусматривает обязательное получение информированного добровольного согласия гражданина на медицинское вмешательство на основании данной медицинским работником информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях. В тоже время закон допускает в определенных случаях оказание медицинской помощи и в отсутствие согласия пациента.

Согласно ст. 98 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Таким образом, можно констатировать тот факт, что в медицинском аспекте получение согласие на причинение вреда здоровью является основанием освобождения медицинского работника от ответственности, при отсутствии, конечно, врачебной ошибки и халатности в причинении вреда (постановка неправильного диагноза либо выбранного метода лечения и т.д.). В том случае, когда пациент не был предупрежден о возможных негативных последствиях и не дал свое официальное согласие на причинение вреда здоровью, как представляется, образует состав уголовного деяния.

Представляет интерес также научно-экспериментальный аспект рассматриваемой проблематики, который включает в себя те ситуации, когда лицо выражает согласие на причинение ему вреда при осуществлении различных научных или иных разработок или проведении экспериментов при условии, если указанные обстоятельства не предполагают наличия условий правомерности причинения вреда при обоснованном риске. Прежде всего, это добровольное участие лица в различных научных, медицинских и иных экспериментах, не направленных на достижение общественно полезных целей, но сопряженных с риском для жизни или здоровья лица, участвующего в таком эксперименте. Как правило, такие эксперименты и опыты преследуют узкоспециальные цели, не всегда направленные на достижение общественно полезного результата, например, испытание препаратов для похудения, косметических препаратов; новых способов идентификации личности (чипирование организма, вживление в головной мозг микропроцессоров и т.п.); новых вакцин для сокращения прироста населения и т.д.

Группа иных аспектов рассматриваемой проблемы носит собирательный характер, так как затрагивает самые разнообразные сферы общественных отношений, в которых возникают ситуации причинения вреда объекту гражданско-правовой охраны с согласия или по просьбе лица. Они могут затрагивать, например, сферу эстетической медицины.

В этой связи, по нашему мнению, в законодательстве (УК РФ, ГК РФ) возможно закрепить положение об освобождении медицинского учреждения, медицинского работника от ответственности в случае дачи пациентом добровольного согласия на причинение вреда здоровью.

Как уже отмечалось, гражданское законодательство не содержит специальных правовых норм, посвященных правовому регулированию договора оказания медицинских услуг, что, по нашему мнению, не отвечает развитию сегодняшних гражданских правоотношений в стране. Медицинские услуги являются востребованными, при том, что гражданское законодательство не предъявляет специальных требований к заключению договор оказания медицинских услуга. В этой связи полагаем необходимым закрепление в ГК РФ специальной главы, посвященной правовому регулированию договора оказания медицинских услуг, предусмотрев, в частности положение об обязательной письменной форме договора оказания медицинских услуг.

Исходя из положений действующего законодательства, договор оказания медицинских услуг подлежит расторжению по общим правилам, закрепленным ст.ст. 450 — 453 ГК РФ. Полагаем необходимым также установить в законодательстве специальный порядок расторжения договора оказания медицинских услуг, направленный на защиту и обеспечение прав и законных интересов заказчика потребителя по договору оказания медицинских услуг (например, нарушение исполнителем установленного срока для оказания медицинской услуги). Отметим, что стороны договора оказания медицинских услуг могут предусмотреть и иные основания для расторжения договора как по инициативе исполнителя, так и заказчика.

В качестве разновидности гражданско-правовой ответственности по договору оказания медицинских услуг считаем возможным закрепление так называемой преддоговорной ответственности, сущность которой, по утверждению А.Н. Кучер, заключается «в возмещении причиненных этим убытков при отсутствии (незаключении) договора» Кучер, А.Н. Ответственность за недобросовестное поведение при заключении договора в соответствии с российским правом и некоторыми иными правовыми системами / А.Н. Кучер // Законодательство. — 2002. — № 10. — С. 27-31..

Ответственность за необоснованное уклонение от заключения договора, т.е. преддоговорная ответственность, означает, что сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не принявшая мер по согласованию условий договора оказания медицинских услуг и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в срок обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора. Согласимся с мнением В.В. Богданова о том, что «такой порядок заключения договора является приемлемым для многих гражданско-правовых договоров». Медицинские услуги характеризуются своей специфичностью и уникальностью. Так, определенные медицинские операции могут выполнять только отдельные медицинские учреждения, которые порой под различными предлогами отказывают в приеме пациентов и заключении договора. В этой связи закрепление преддоговорной ответственности по договору оказания медицинских услуг является правильным решением.

Итак, в связи с недостаточной урегулированностью правоотношений, возникающих в сфере оказания медицинских услуг, необходимо дополнить ГК РФ отдельной главой 39.1 «Возмездное оказание медицинских услуг», закрепив в ней легальное определение договора об оказании возмездных (платных) медицинских услуг, указав при этом, что подразумевается под понятием «возмездная (платная) медицинская услуга», обозначить признаки такой услуги; определить предмет и основания заключения такого договора, форму, публичность договора или его индивидуальный характер; установить порядок заключения, изменения и расторжения договора об оказании возмездных медицинских услуг; правовой статус потребителя возмездных медицинских услуг, определить меры ответственности в случае нарушения договора каждой из сторон.

Источник: https://studbooks.net/1162627/pravo/problemy_voznikayuschie_sudebnoy_praktike_razreshenii_sporov_vytekayuschih_obyazatelstv_okazaniyu_meditsinskih

Верховный суд защитил пациента от некомпетентных врачей

Ирина Кузина* имела затруднённость носового дыхания, и чтобы исправить этот недуг, она с разницей в полгода перенесла две операции по выпрямлению носовой перегородки: в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского» и в Клинике эстетической хирургии и косметологии «БиКод» ООО «СпектрМед». Но операции не смогли решить ее проблему, а спустя некоторое время состояние Кузиной еще и ухудшилось. Тогда пациентка обратилась в Клинический центр Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, где ее были вынуждены еще два раза прооперировать.

Кузина считает, что после первой операции ей не провели необходимые процедуры, из-за чего появились осложнения. Вторая операция, по ее мнению, тоже прошла с нарушениями – без дооперационного обследования, при неполном диагнозе и в неполном объёме необходимого оперативного вмешательства. Все это причинило вред её здоровью, нравственные и физические страдания, повлекло необходимость проведения третьей и четвёртой операций под общим наркозом.

Поэтому Кузина обратилась в суд с иском к ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского» о возмещении материального ущерба в размере 237 378 руб. и компенсации морального вреда в сумме 420 000 руб., а также к ООО «СпектрМед» о компенсации морального вреда в сумме 170 000 руб. в связи с некачественным оказанием медицинских услуг – как платных, так и в рамках добровольного медицинского страхования.

Хамовнический районный суд г. Москвы и Московский городской суд отказали Кузиной в иске. Они сослались на заключение комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» и судебно-медицинскую экспертизу Санкт-Петербургского ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы». Согласно этим документам, ухудшение здоровья Кузиной не обусловлено дефектами оказания медицинской помощи в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского» и в клинике «БиКод». Суды не усмотрели прямую причинно-следственную связь между проведёнными операциями и возникшим у истицы состоянием.

Тогда Кузина подала жалобу в Верховный суд. Тот обратил внимание на проверку, проведённую Управлением Росздравнадзора по г. Москве, согласно которой медицинская помощь была оказана Кузиной некачественно и не в полном объёме. Актом этой проверки установлен факт нарушения стандартов оказания медицинской помощи при проведении диагностики истца, её оперативном и послеоперативном лечении. Впоследствии Управление Росздравнадзора даже выдало предписание об устранении нарушений. Кроме того, из заключения комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» следовало: врачи обеих клиник поставили Кузиной неполный диагноз и не сделали нужные анализы, что привело к выбору нерационального и неэффективного оперативного лечения. Все это означает, что медицинская помощь была оказана истице некачественно. Однако нижестоящие суды не дали этому факту никакой оценки, хотя на нем частично основывались требования о компенсации морального вреда и возмещении убытков. ВС напомнил: медорганизации и медработники несут ответственность – в том числе по закону о защите прав потребителей – не только за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья (ч. 2 ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, п. 8 ст. 84 закона о защите прав потребителей). Поэтому Коллегия ВС по гражданским делам отменила вынесенные по делу акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-176). На сегодняшний день дело еще не назначено к рассмотрению.

Примечательным в этом деле является то, что нижестоящие суды не применили законодательство о защите прав потребителей. Отменяя судебные акты, ВС указал на ошибочность подобного подхода. Он акцентировал внимание, что по делам о взыскании убытков в виде стоимости услуги ненадлежащего качества нужно устанавливать сам факт ненадлежащего качества этой услуги. С этой точки зрения для взыскания убытков не имеют значения последствия, к которым привело оказание услуги ненадлежащего качества

– Андрей Бежан, партнер, руководитель Арбитражной практики ALTHAUS Group

Юристы согласились с определением судебной коллегии ВС. «Некачественное оказание медицинских услуг является основанием для взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда и убытков, которые, в зависимости от обстоятельств дела, могут выражаться и в стоимости некачественно оказанных услуг», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. «Факт того, что услуга была оказана некачественно, установлен в ходе проведения трех экспертиз, и его проигнорировали нижестоящие суды. Следовательно, ВС верно определил основание исковых требований, делая упор на закон о защите прав потребителей», – добавила адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст. «Определение даёт образцовое разъяснение по вопросу о том, как определить качество медицинской помощи», – уверен партнер КА г. Москвы «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев. «Считаю, что это определение не останется без внимания нижестоящих судов и послужит для них неким ориентиром при вынесении судебных решений», – сообщил юрисконсульт Лиги защиты медицинского права Алексей Койляк.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Источник: https://pravo.ru/story/200246/

Источник: Журнал «Учреждения здравоохранения: бухгалтерский учет и налогообложение»

Федеральный закон № 323-ФЗ закрепил понятие медицинской услуги и общие принципы ее оказания. Для пациента основными критериями оказания медицинской услуги являются своевременность и качество ее оказания. О негативных последствиях предоставления услуг ненадлежащего качества пойдет речь в настоящей статье.

Возмещение вреда

Согласно ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах к числу наиболее значимых человеческих ценностей относятся жизнь и здоровье, их защита должна быть приоритетной.

В развитие международных положений ч. 1 ст. 41 Конституции РФ относит к числу конституционно защищаемых ценностей права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Непосредственно производным от прав на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции РФ, является право гражданина на возмещение вреда (морального, имущественного), причиненного жизни или здоровью при оказании медицинских услуг.

В соответствии с п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона № 323-ФЗ пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного его здоровью при оказании медицинской помощи.

В силу ч. 2 и 3 ст. 98 Федерального закона № 323-ФЗ медицинские организации и медицинские работники несут ответственность:

  • за нарушение прав в сфере охраны здоровья;
  • за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, которые установлены законодательством РФ.

Как указано в Определении ВС РФ от 06.06.2014 № 10-КГ14-2, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ).

В силу ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Таким образом, по общему правилу требования пациента о возмещении вреда, вызванному некачественным оказанием медицинских услуг, должны быть предъявлены медицинской организации.

Не стоит забывать, что ст. 1064 ГК РФ установлена презумпция вины причинителя вреда, который должен представить доказательства отсутствия его вины. Пациент представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что медицинская организация является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ № 1).

Для удовлетворения указанного требования пациента должны быть представлены доказательства, подтверждающие наличие дефектов в оказании медицинской помощи пациенту и причинение работниками медицинской организации вреда в виде наступления негативных последствий, а также установление наличия прямой причинно-следственной связи между действиями работников медицинской организации по оказанию медицинской помощи пациенту и причинением вреда его здоровью (ст.1068 ГК РФ).

Если такие доказательства не представлены, в удовлетворении требований пациента о возмещении вреда будет отказано (апелляционные определения Орловского областного суда от 29.04.2014 № 33-936, Тюменского областного суда от 12.03.2014 № 33-1151/2014).

Доказательством оказания медицинской услуги ненадлежащего качества является экспертное заключение, подтверждающее нарушение стандартов медицинской услуги.

Например, в Апелляционном определении Новосибирского областного суда от 26.11.2013 № 33-9330-2013 указано следующее.

Сотрудниками медицинского учреждения было ненадлежащим образом проведено ведение послеоперационного периода, без проведения ультразвукового исследования после прекращения выделения желчи по дренажу, которое могло бы выявить скопление жидкости в брюшной полости, что является нарушением п. А04.15.001, А04.14.001 и А04.31.003 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 02.07.2007 № 461 «Об утверждении стандарта медицинской помощи больным с желчнокаменной болезнью (при оказании специализированной помощи)», холангиографии (нарушение п. А06.14.003 указанного приказа), которые могли бы выявить интраоперационное повреждение общего печеночного протока на более ранней стадии.

С недостатками была осуществлена и выписка пациента – с повышенными показателями крови (лейкоцитозе), что свидетельствовало о наличии воспалительного процесса. В случае своевременного выявления осложнения выписка пациента из стационара была бы отложена.

При установлении судом факта ненадлежащего оказания медицинской услуги с медицинской организации в качестве возмещения вреда могут быть взысканы, в частности:

  • расходы на оплату некачественных услуг по проведению обследования, подготовке, проведению лечения и убытки (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.09.2014 № 33-12493/2014);
  • убытки – расходы, потраченные на лечение, приобретение лекарств, и транспортные расходы (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 09.07.2014 № 33-3455/2014);
  • убытки за период временной нетрудоспособности (Апелляционное определение Омского областного суда от 21.05.2014 № 33-3151/2014).

Говоря о возмещении ущерба, не стоит забывать о пп. «б» п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 1, в котором указано, что согласно ст. 1085 ГК РФ в объем возмещаемого вреда, причиненного здоровью, включаются расходы на лечение и иные дополнительные расходы, в том числе расходы на протезирование.

При этом законодатель обращает внимание, что расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, то суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Если суд установит, что вследствие некачественного оказания медицинских услуг пациенту необходима медицинская помощь, которая не может быть оказана ему бесплатно, требования пациента о взыскании расходов на ее оказание подлежат удовлетворению (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 08.10.2013 № 11-10216/2013).

Компенсация морального вреда

В силу п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 17 к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 19.02.2014 № 33-2097/2014).

Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав потребителей предусматривает помимо возмещения убытков и компенсации морального вреда уплату неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.09.2014 № 33-12493/2014).

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также от степени вины причинителя вреда в случае, когда вина является основанием для возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (Определение Пермского краевого суда от 08.09.2014 № 33-7957).

В силу положений ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность по выплате денежной компенсации указанного вреда.

Исходя из разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 10, под моральным вредом понимаются в том числе нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т. п.).

В пункте 32 Постановления Пленума ВС РФ № 1 указано: поскольку причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

Поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Таким образом, гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы определения размера данной компенсации (ст. 151, 1101 ГК РФ), относя определение конкретного размера компенсации на усмотрение суда.

В случае оказания медицинской услуги ненадлежащего качества наряду с условиями компенсации морального вреда, установленными гражданским законодательством, медицинская организация нарушает права пациента как потребителя, соответственно, моральный вред подлежит возмещению, в том числе с учетом положений ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей).

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред, исходя из требований разумности и справедливости.

Анализ судебной практики показывает, что при определении размера компенсации морального вреда суд может принять во внимание различные обстоятельства, например:

  • итоговый для здоровья пациента результат оказания медицинской помощи, период его нетрудоспособности, длительность устранения последствий бездействия медицинской организации (Апелляционное определение Омского областного суда от 21.05.2014 № 33-3151/2014);
  • длительность перенесенных физических страданий в связи с разлукой с ребенком на протяжении 12 дней (Определение Пермского краевого суда от 08.09.2014 № 33-7957);
  • установление пациенту инвалидности, длительного периода физических и нравственных страданий, необходимость перенесения нескольких операций и длительного периода реабилитации, сопровождаемого невозможностью самостоятельно двигаться, говорить, дышать (Определение Пермского краевого суда от 23.07.2014 № 33-6389).

Важно отметить, что сами по себе претензии пациента по поводу госпитализации и лечения ненадлежащего качества без наступления в результате этого каких-либо негативных последствий не могут быть основанием для возмещения морального вреда, так как физические и нравственные страдания могут повлечь именно последствия лечения. Если факт наступления каких-либо вредных последствий в результате проведенных врачами госпитализации и лечения не установлен, доводы пациента о нравственных страданиях, причиненных от госпитализации и лечения, не принимаются во внимание (Определение Владимирского областного суда от 10.09.2014 № 33-3179/2014).

Взыскание неустойки, штрафа

Не стоит забывать о том, что в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает ему неустойку (пеню в размере 3% цены выполнения работы за каждый день просрочки).

Однако размер такой неустойки не может превышать цену услуги.

Кроме того, п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с исполнителя за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя штраф в размере 50% суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Судебная практика признает право пациента на взыскание указанного штрафа (апелляционные определения Челябинского областного суда от 08.10.2013 № 11-10216/2013, Красноярского краевого суда от 25.08.2014 № 33-8139/2014).

Указанный штраф подлежит взысканию, если пациент предъявлял медицинской организации требования, предусмотренные Законом о защите прав потребителей, а медицинская организация эти требования, впоследствии признанные судом законными, не удовлетворила (Определение Пермского краевого суда от 08.09.2014 № 33-7957).

Следует отметить, что в силу ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить ее.

Применение ст. 333 ГК РФ возможно при определении размера как неустойки, так и штрафа, предусмотренных Законом о защите прав потребителей.

Правда, в п. 34 Постановления Пленума ВС РФ № 17 указано, что применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению исполнителя с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Однако в силу Определения КС РФ от 21.12.2000 № 263-О применение ст. 333 ГК РФ является не правом суда, а, по сути, его обязанностью установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.09.2014 № 33-12493/2014).

* * *

В заключение отметим, что анализ приведенных норм законодательства и судебной практики позволяет сделать следующие выводы:

  • в случае оказания медицинских услуг ненадлежащего качества пациент праве требовать возмещения вреда, компенсации, морального вреда, а в определенных случаях – и взыскания неустойки и штрафа, предусмотренных Законом о защите прав потребителей;
  • для привлечения медицинской организации к гражданско-правовой ответственности необходимо доказать факт оказания медицинской услуги ненадлежащего качества, наличие вреда жизни и здоровью пациента, вызванного ненадлежащим оказанием медицинской услуги, и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) медицинской организации и наступившими вредными последствиями.

Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

Источник: https://www.klerk.ru/law/articles/409086/