Комиссаров Павел Николаевич

Клеймо Центробанка

Кадры. Руководителю кредитной организации с отозванной лицензией вряд ли удастся возглавить другой банк. Но уходить из сектора никто не заставляет.

Используйте пошаговые руководства:

  • Excel для финансового директора
  • Управленческий учет в вашей компании
  • Подведение итогов полугодия

«Сотрудники кредитных организаций, «почивших» в 1998 году, очень часто покидали банковский бизнес, – говорит председатель совета Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов. – В частности, потому что им не удавалось избавиться от ощущения нестабильности». Бывший менеджер среднего звена Инкомбанка Юрий вспоминает: «Когда грянул кризис, начался настоящий разброд. Уходившие из «Инкома» люди уносили с собой все что можно, вплоть до бронзовых дверных ручек». Юрий решил покончить с построением банковской карьеры, открыл свою фирму по перевозке стройматериалов. «Таких, как он, были сотни. Они отправлялись в самые разные структуры – начиная от нефтяного и заканчивая розничным бизнесом», – комментирует руководитель Проекта национального развития Андрей Черепанов.

«Со временем тренд изменился, и сегодня работники кредитных организаций, «подстреленных» регулятором, продолжают трудиться в банковской сфере. Отзыв лицензии не ставит крест на карьере, а иногда даже подталкивает ее к новому витку, – уверяет Алексей Мамонтов. – Ведь на рынке не так много опытных профессионалов, обладающих хорошими связями».

Клеймо экс-сотрудника «плохого» финучреждения – не такая уж страшная вещь, – соглашается Андрей Черепанов: «Все сегодня прекрасно понимают, как ЦБ отзывает лицензии, насколько непрозрачен этот процесс. Кроме того, банковский круг очень узок – все друг друга знают и в курсе, кто чего стоит».

Без руля. «Согласно инструкции ЦБ 109-И, гражданин, который занимал должность председателя правления или зампреда на момент отзыва лицензии, уже не сможет возглавить другую кредитную организацию», – комментирует адвокат Нина Еременко. «Однако топ-менеджеры зачастую очень неплохо чувствуют себя и в кресле советника председателя правления», – парирует один из собеседников «Ф.».

Алексей Борзунов, «выросший» во Внешэкономбанке и «Онэксиме» (ликвидирован восемь лет назад), в 2005 году занимал должность зампреда в банке «Арбат», председателем совета директоров которого являлся шахматист Анатолий Карпов. В сентябре 2005-го у «Арбата» отозвали лицензию за нарушения закона об отмывании «грязных» денег. Алексей Борзунов перешел в некрупный Арданакс-банк. Финансиста пытались согласовать на должность зампреда, но неудачно. В итоге Алексей Борзунов работал старшим вице-президентом «Арданакса», а затем пришел в Конверсбанк советником президента.

Экс-председатель правления банка «Благовест», лишившегося лицензии за нарушения закона об отмывании в сентябре прошлого года, Павел Комиссаров сегодня занимает пост члена совета директоров банка «Агросоюз». Эта должность также не требует согласования с ЦБ (достаточно уведомления). Участники рынка не исключают, что Павел Комиссаров вошел в капитал «Агросоюза».

«Между тем сотрудники, которые не занимали руководящие должности в момент отзыва лицензии, впоследствии вполне могут быть согласованы на высшие посты, – продолжает Нина Еременко. – Это касается и топ-менеджеров «почивших» банков, которые уже не возглавляли их непосредственно в момент “казни”».

Скажем, председатель правления банка «Восточный экспресс» Владислав Першин руководил банком «СБС-Агро», ликвидированным в 2004 году. В дальнейшем менеджер возглавил банк «Первое ОВК» (фактически создан на базе «СБС-Агро»), где курировал розничное направление, а после был зампредом Росбанка, отвечал за работу его московского территориального управления. Как сообщил Владислав Першин, проблем с согласованием никогда не было, поскольку на момент отзыва лицензии у «СБС-Агро» он не являлся руководителем кредитной организации.

Зампред банка «Авангард» Владимир Джангиров – также выходец из «СБС-Агро». Но в империи Александра Смоленского он трудился менеджером среднего звена, поэтому также не испытывал сложностей с назначением на ключевые посты. «Из ребят, подобных Владимиру Джангирову, выросло около сотни нынешних банковских топ-менеджеров», – отмечает Владислав Першин.

Трансформация. Вместе с тем далеко не все бывшие сотрудники ушедших «из жизни» банков пытаются всеми силами продолжить работу именно в кредитных организациях. Тем более если речь идет о топ-менеджерах: все-таки одно дело – руководитель, а другое – советник. Впрочем, уходить из финансовой сферы вовсе не обязательно. Так, Марина Чекурова, возглавившая банк «Нефтяной» в 2006 году – незадолго до отзыва лицензии – сейчас является управляющей фондом «Ренфин» компании «Ренессанс Управление инвестициями». Фонд инвестирует в финансовые структуры в России и странах СНГ, в том числе в кредитные организации и страховые компании. Как отмечают участники рынка, опыта в этой сфере Марине Чекуровой не хватало, однако в любом случае «Ренессанс» не прогадал. «Она всегда была ведущим человеком. У нее хорошие познания в финансовой сфере и наработанные связи», – говорит Алексей Мамонтов. В 1999–2004 годах Марина Чекурова являлась первым заместителем гендиректора Агентства по реструктуризации кредитных организаций.

Не стал возвращаться в банковскую сферу и экс-глава ликвидированного в 2002 году Торибанка Дмитрий Пискулов. Сегодня он консультирует иностранные компании по фондовому рынку, руководит комитетом по профессиональной этике Национальной валютной ассоциации и преподает в Московском государственном университете.

Методические рекомендации по управлению финансами компании

  • Главное в работе Финансового директора в 2018 году

Источник: https://fd.ru/articles/151433-kleymo-tsentrobanka