138 ГК РФ

Другой комментарий к Ст. 139 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Статья 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» (СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609; 2003. N 2. Ст. 167; далее — Закон об информации) дает правовое определение информации как «сведений о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления». В этой же статье содержится определение документированной информации как зафиксированной на материальном носителе информации с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

По степени доступа информация подразделяется на открытую информацию и информацию с ограниченным доступом, распространение которой возможно в условиях конфиденциальности или секретности.

К открытой информации относятся:

массовая информация — сообщения информационного характера, подготавливаемые и распространяемые средствами массовой информации (СМИ) и (или) через Интернет с целью информирования населения, в том числе реклама деятельности физических и юридических лиц, производимых продуктов и предоставляемых услуг, предлагаемых потребителям;

официальные документы — законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера, а также их официальные переводы. Эта информация создается в порядке законотворческой и иной правовой деятельности;

обязательно предоставляемая документированная информация — осязательные контрольные экземпляры документов, информация в учетных документах, данные документов, предоставляемые органами статистики, налоговая, регистрационная и другая информация. Такая информация создается юридическими и физическими лицами в порядке учета и отчетности и направляется в обязательном порядке разным органам и организациям в соответствии с действующим законодательством.

Под информацией с ограниченным доступом понимается информация, доступ к которой ограничен в соответствии с законом в целях защиты прав и законных интересов субъектов права на тайну. В Законе об информации она подразделена на государственную тайну и конфиденциальную информацию (ст. ст. 8 и 10). При этом из многочисленных видов конфиденциальной информации в Законе упомянута лишь личная и семейная тайна, персональные данные, тайна переписки, телефонных, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» (СЗ РФ. 1997. N 10. Ст. 1127) определены шесть видов такой информации:

1) персональные данные;

2) тайна следствия и судопроизводства;

3) служебная тайна;

4) профессиональная тайна;

5) коммерческая тайна;

6) сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.

Гражданско-правовому регулированию подлежит не всякая информация, а лишь та, которая обладает действительной или потенциальной коммерческой ценностью в силу неизвестности ее третьим лицам и отсутствия свободного доступа к ней на законных основаниях и владелец которой принимает меры по сохранению ее конфиденциальности. Таким образом, ГК предусматривает защиту заинтересованных лиц от разглашения принадлежащей им информации без соответствующего разрешения. Состав сведений, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются в специальном законодательстве.

Федеральный закон от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» (СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283) определяет коммерческую тайну как конфиденциальность информации, позволяющую ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. В соответствии с названным Законом понятием информации, составляющей коммерческую тайну, охватывается научно-техническая, технологическая, производственная, финансово-экономическая или иная информация, в том числе составляющая секреты производства (ноу-хау), которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны.

2. В п. 2 комментируемой статьи установлено общее правило, согласно которому информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными как ГК, так и другими законами. Большое значение имеет такой способ защиты, как возмещение причиненных убытков. Обязанность их возмещения может быть возложена на работника, разглашающего служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору или контракту, либо на любых других лиц, которым соответствующие сведения стали известны благодаря заключенным с потерпевшим гражданско-правовым договорам (покупатели, подрядчики, арендаторы, участники хозяйственных товариществ и обществ и т.п.). Для тех и других условием возникновения обязанности возместить убытки служит то, что трудовым договором, контрактом или гражданско-правовым договором на них была возложена обязанность не разглашать соответствующие сведения. В отношении работников набор таких сведений может быть утвержден актом юридического лица, а для всех остальных лиц — зафиксирован в заключаемом ими гражданско-правовом договоре.

Источник: http://GKodeksRF.ru/ch-1/rzd-1/podrzd-3/gl-6/st-139-gk-rf

>Статья 139. Служебная и коммерческая тайна

(статья утратила силу с 1 января 2008 года — Федеральный закон от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ

Комментарий к статье 139 Гражданского Кодекса РФ

1. Защита прав на техническую, организационную и коммерческую информацию, составляющую секреты производства (ноу-хау), в качестве особого объекта гражданского права, была впервые введена в России Основами ГЗ (ст. 151). 9 июля 2004 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» — РГ, 2004, N 166 (далее — Закон о коммерческой тайне).

Комментируемая статья не раскрывает содержание сведений, составляющих коммерческую тайну, и не приводит их перечень. Как и в Основах, установлен один общий признак, которым должна обладать такая информация, — коммерческая ценность, т.е. способность быть объектом рыночного оборота.

В Законе о коммерческой тайне сделана попытка разграничить понятия «коммерческая тайна» и «информация, составляющая коммерческую тайну». Под «коммерческой тайной» понимается «конфиденциальность» информации, позволяющая ее обладателю получить коммерческую выгоду. Определяя же критерии «информации, составляющей коммерческую тайну», Закон, по сути, воспроизводит положения п. 1 ст. 139 ГК об условиях отнесения информации к категории коммерческой тайны. При соблюдении этих условий под нормы Закона подпадает научно-техническая, производственная, экономическая и иная информация, включая секреты производства (ноу-хау), практическое использование которой в самых разных областях коммерческой деятельности может дать экономический результат. В зарубежных нормативных и литературных источниках подобная информация обозначается различными терминами: «необщедоступная информация», «коммерческая тайна», «секреты производства», «ноу-хау», «торговая тайна», которые в аспекте правовых категорий воспринимаются как синонимы.

В отличие от Закона, сфера действия которого ограничена коммерческой тайной, комментируемая статья устанавливает общие нормы для коммерческой тайны и служебной информации. Однако вызывает сомнение правомерность распространения условий охраны коммерческой тайны на служебную информацию. Это разноплановые понятия. Различны и основания, по которым сведения, относящиеся к служебной тайне, и сведения, составляющие коммерческую тайну, признаются конфиденциальными. Сохранение в тайне служебной информации не обусловлено ее коммерческой ценностью (хотя такая информация и может содержать сведения коммерческого характера). Служебная тайна не может быть объектом гражданского оборота. Запрещение ее разглашать, как правило, основывается на законодательстве, регламентирующем отдельные виды деятельности, затрагивающей в т.ч. сферу частной жизни гражданина (см., например, ст. 33 Закона об организации страхового дела, ст. 63 Закона о связи). Определенные категории работников, занимающихся такой деятельностью, обязаны сохранять в тайне сведения, к которым они имеют доступ в связи с выполняемой работой (банковские служащие, работники связи, налоговые инспекторы, страховые агенты, врачи и др.).

2. В отличие от служебной тайны признание тех или иных сведений коммерческой тайной является прерогативой правообладателя. Исключения из этой общей нормы установлены ст. 5 Закона о коммерческой тайне, где перечислены сведения, в отношении которых не допускается режим коммерческой тайны. Этот перечень может быть расширен иными федеральными законами.

Предприниматели обязаны представлять эти сведения по требованию органов власти, управления, контролирующих и правоохранительных органов, других организаций, обладающих таким правом в соответствии с законодательством.

3. Обладателем коммерческой тайны может быть как юридическое лицо, так и физическое лицо — индивидуальный предприниматель. Право на информацию, полученную в рамках трудовых отношений (т.е. при выполнении работником его трудовых обязанностей), принадлежит работодателю. Причем Закон не предусматривает выплату вознаграждения работнику или какое-либо иное его поощрение. Его авторство также не имеет юридической защиты (поскольку обладателями самостоятельно полученных аналогичных решений могут быть и другие лица, отсутствует критерий творчества). Таким образом, за правообладателем закрепляется первоначальное право на коммерческую информацию, в отличие, например, от права на изобретение, художественное произведение, созданные в рамках тех же трудовых отношений (п. 2 ст. 8 Патентного закона, ст. 14 Закона об авторском праве). В последнем случае исключительные права работодателя на служебные творческие результаты являются производными от прав их создателей. Они закрепляются за работодателем, если иное не предусмотрено трудовым договором с автором.

4. Согласно п. 1 ст. 7 Закона о коммерческой тайне права обладателя коммерческой информации возникают «с момента установления им в отношении такой информации режима коммерческой тайны». Представляется, однако, что еще одним условием следует признать воплощение такой информации на материальном носителе, позволяющем воспринять ее третьим лицам. Права на защиту коммерческой тайны не имеют срочного характера, что обусловлено самой системой охраны, основанной на соблюдении мер по сохранению конфиденциальности. Поэтому срок охраны ограничивается временем действия этих мер. Причем они могут быть отменены самим правообладателем, а могут быть нарушены противоправными действиями работника или третьих лиц.

5. В Законе о коммерческой тайне достаточно подробно расписаны права обладателя охраняемой информации (ст. 7). Только он вправе устанавливать, изменять и отменять режим коммерческой тайны, разрешать доступ к информации, требовать от лиц, получивших на законном основании доступ к информации, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности. Кроме этих правомочий, обусловленных особыми условиями предоставления защиты прав на коммерческую информацию, Закон закрепляет за правообладателем правомочия, необходимые ему для ее введения в коммерческий оборот. Поскольку любая информация по своей природе нематериальна, правовой базой ее гражданского оборота может служить инструментарий, учитывающий особенности, свойственные интеллектуальным продуктам. Об этом, в частности, свидетельствуют и нормы ст. 1027 ГК РФ, согласно которым права на охраняемую коммерческую информацию входят в комплекс исключительных прав, предоставляемых по договору коммерческой концессии, а также международный опыт. В Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), присоединиться к которому готовится Россия (в связи со вступлением во Всемирную торговую организацию), «закрытая информация» (разд. 7) прямо отнесена к категории «интеллектуальная собственность» (п. 2 ст. 1 ч. 1). Исследуя природу охраны «секретов промысла» (ноу-хау), В.А. Дозорцев приходит к следующему выводу: «За обладателем секрета промысла закрепляется своеобразное исключительное право, не являющееся при этом абсолютным, это квазиабсолютное право, которое может принадлежать одновременно нескольким лицам. Такое исключительное право является чисто гражданско-правовой категорией» (Интеллектуальные права. М., 2003. С. 256). Соответственно система защиты прав обладателя коммерческой информации конструируется по модели исключительных прав с учетом свойственных этой системе особенностей, обусловленных прежде всего необходимостью строгого соблюдения конфиденциальности, нарушение которой влечет прекращение действия прав. Правообладатель может сам использовать принадлежащую ему информацию, составляющую коммерческую тайну (п. 2 ст. 7 Закона о коммерческой тайне), и может вводить ее в гражданский оборот (п. 4 ст. 7), т.е. распорядиться своим правом на договорной основе.

6. Комментируемая статья не затрагивает условия осуществления обладателем коммерческой информации своих прав. К сожалению, Закон о коммерческой тайне также не уделил необходимое внимание договорам, регулирующим отношения, возникающие при передаче прав на использование коммерческой информации. Хотя, по нашему мнению, именно в этих целях и была введена правовая защита коммерческой информации сначала в Основах ГЗ, а затем и в ГК. В Законе о коммерческой тайне не регламентированы ни договоры о лицензии на использование информации, признанной коммерческой тайной, ни договоры об отчуждении (уступке) прав на такую информацию, хотя это два основных договора, на основании которых правообладатель может реализовать свои правомочия по распоряжению правом на коммерческую информацию. Положения ст. 12 Закона не восполняют этот пробел, поскольку обязательства по сохранению конфиденциальности лишь одно из существенных условий таких договоров.

Основной акцент в Законе о коммерческой тайне сделан на регламентации административных мер, устанавливающих режим коммерческой тайны.

7. Техническое, организационное или иное решение, признанное коммерческой тайной, может быть создано в самой коммерческой организации, а может быть получено ею по договору со сторонним лицом — первоначальным создателем такого решения. В этих целях между коммерсантом, заинтересованным в использовании решения, и обладателем информации, содержащей это решение, должен быть заключен гражданско-правовой договор о предоставлении коммерсанту права использовать информацию в его хозяйственной деятельности на условиях конфиденциальности в режиме коммерческой тайны, согласно требованиям, установленным в Законе о коммерческой тайне. Отношения между правообладателем (лицензиаром) и пользователем (лицензиатом) оформляются лицензионным договором. Типичным является договор на передачу готовых научно-технических разработок — технологий, конструкций, содержащих незапатентованные технические решения, и т.п. В международном обороте четко отмечается тенденция существенного роста объема таких лицензионных договоров.

Элементы лицензионного договора о передаче прав на коммерческую информацию могут включаться в другие гражданско-правовые договоры: в договор коммерческой концессии, договоры на выполнение НИОКР, подряда, о создании акционерного общества. Во всех договорах, предусматривающих предоставление разрешения на использование сведений, составляющих коммерческую тайну, на пользователя должна быть возложена обязанность по соблюдению ее конфиденциальности. Для отдельных видов договоров такое условие прямо предусмотрено ГК (ст. 727, 771, 1032).

8. В судебной практике возникают споры, связанные с квалификацией договоров, объектом которых служат права на использование технических и иных практических решений, относящихся к коммерческой информации.

Так, ОАО «Нижнекамскшина» обратилось в Нижнекамский городской суд с иском к X., М. и П. о признании недействительным лицензионного договора «О передаче ноу-хау», заключенного между М. и П. (лицензиарами) с одной стороны и предпринимателем X (лицензиатом) с другой.

Исковые требования основывались на том, что оспариваемый договор, по мнению истца, относится к договорам коммерческой концессии. Лицензиары М. и П. не обладали правами на заключение такого договора, т.к. не занимались коммерческой деятельностью. Истец ссылался на правила ст. 1027 ГК, согласно которой сторонами по договору коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, тогда как таким статусом обладал только X. — лицензиат, получивший права на использование ноу-хау.

Ответчик исковые требования не признал в полном объеме. Аргументируя свои возражения, он сослался на то, что «спорный договор не является договором коммерческой концессии, а форма договора полностью соответствует требованиям ГК РФ».

Однако суд не принял возражения ответчика и согласился с доводами истца, признав оспариваемый договор договором коммерческой концессии.

Обосновывая свое решение, суд исходил прежде всего из характера предмета договорных отношений. В соответствии с пп. 1.1 — 1.4 и 5.1 — 5.4 договора лицензиар передавал лицензиату «материалы по ноу-хау — способ изготовления шипованной шины, ошипованного ленточного протектора для этой шины и шипа противоскольжения для этого протектора». По мнению суда, переданные по договору материалы содержали «коммерческую информацию», права на использование которой были предоставлены лицензиаром лицензиату. Это послужило основанием для сделанного судебными инстанциями заключения о том, что спорный договор является договором коммерческой концессии. А поскольку сторонами договора коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации либо предприниматели, лицензионный договор как противоречащий закону в соответствии со ст. 168 ГК был признан недействительным.

Между тем по договору коммерческой концессии предоставляется право использовать комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю (ст. 1027 ГК), что, в частности, отличает этот договор от лицензионного договора, по которому права передаются лишь на отдельные объекты интеллектуальной собственности. Кроме того, в комплекс передаваемых по договору прав, в качестве обязательных его составляющих входит: право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, а также на охраняемую коммерческую информацию (которая нужна пользователю для осуществления переданных ему прав). Это установленные законом существенные условия договора, без соблюдения которых договор не может быть признан заключенным. Таким образом, договорные отношения, не охватывающие комплекс исключительных прав, включающий права на фирменное наименование (или коммерческое обозначение), не могут быть отнесены к коммерческой концессии. Поскольку специальное регулирование договоров о передаче прав на коммерческую информацию законом не установлено, стороны в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК были свободны в определении любых не противоречащих законодательству условий заключенного ими гражданско-правового договора.

9. Пункт 2 ст. 139 предусматривает имущественную ответственность в форме возмещения убытков для лиц, получивших охраняемую информацию незаконными методами, контрагентов, разгласивших информацию в нарушение заключенного ими с правообладателем гражданско-правового договора, и работников, разгласивших информацию вопреки трудовому договору.

В отношении лиц, получивших информацию незаконными методами, эта норма применяется, если в действиях виновного лица нет состава уголовного преступления. В сфере высоких технологий хищение информации о научно-технических разработках — одно из основных направлений экономического шпионажа.

Уголовная ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений, а также за их разглашение или незаконное использование, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб правообладателю, установлена ст. 183 гл. 22 «Преступления в сфере экономики» УК.

К контрагентам, нарушившим обязательства, принятые по гражданско-правовому договору, применяются общие нормы ГК о договорной ответственности за нарушение обязательств (гл. 25).

10. Закон о коммерческой тайне устанавливает имущественную ответственность работника за разглашение информации, с которой он был ознакомлен в связи с выполнением им трудовых обязанностей, как в период трудовых отношений, так и после их прекращения. В обоих случаях ответственность наступает, если разглашение имело место по вине работника.

Условия о неразглашении работником сведений, составляющих коммерческую тайну, могут быть включены в трудовой договор (ст. 57 Трудового кодекса). Кроме трудового договора с работником заключается соглашение о неразглашении ставшей ему известной коммерческой информации после прекращения трудового договора, что является существенной новеллой российского законодательства. В соглашении указывается также срок его действия. Если такое соглашение не было заключено, то обязанность сохранения информации в тайне действует в течение трех лет после прекращения трудовых отношений.

В период трудовой деятельности работник возмещает работодателю причиненный ему ущерб, а после прекращения трудовой деятельности — понесенные работодателем убытки. Очевидно, что такая дифференциация основывается на общих нормах Трудового кодекса, которые ограничивают имущественную ответственность работника в период трудовой деятельности «прямым действительным ущербом», причиненным работодателю. Неполученные доходы (упущенная выгода) не подлежат взысканию (ст. 238). Прямой действительный ущерб включает уменьшение имущества, затраты на восстановление имущества, а также на возмещение ущерба иным лицам, что соответствует понятию реального ущерба, предусмотренного ст. 15 ГК. Попутно следует заметить, что с учетом терминологии Трудового кодекса и ГК представляется не вполне корректным термин «ущерб», использованный Законом о коммерческой тайне. Нельзя также не отметить, что отрицательные имущественные последствия, вызванные разглашением коммерческой тайны, в подавляющем большинстве случаев выражаются не в прямом ущербе, а в упущенной выгоде, связанной с утратой ее обладателем преимуществ перед конкурентами. В этой ситуации работодатель будет лишен реальной возможности взыскать с работника какие-либо денежные суммы. Поэтому нам представляется, что действие этой нормы имеет узкую сферу применения. Практически она может применяться лишь в случаях, когда разглашение информации повлечет нарушение договорных обязательств работодателя о конфиденциальности информации, переданной ему контрагентами, и с него будут взысканы убытки, причиненные контрагенту. Однако следует иметь в виду, что помимо имущественной ответственности Трудовой кодекс предусматривает меры дисциплинарной ответственности вплоть до расторжения трудового договора (п. «в» ст. 81).

Отношения между работником и работодателем после прекращения трудовой деятельности выходят за рамки трудовых отношений и носят уже гражданско-правовой характер. Закон о коммерческой тайне устанавливает в этом случае иную санкцию за разглашение коммерческой информации, принадлежащей бывшему работодателю, — возмещение причиненных ему убытков. Исходя из ст. 15 ГК в этом случае ответственность работника не ограничивается реальным ущербом. Он должен будет возместить работодателю также и не полученные им доходы (упущенную выгоду), которые тот мог бы получить, если бы его права не были нарушены.

Источник: https://progkrf.ru/st_139_gk_rf

>Гражданский кодекс рф статья139

Статья 139

2. В отличие от служебной тайны признание тех или иных сведений коммерческой тайной является прерогативой правообладателя. Исключения из этой общей нормы установлены ст. 5 Закона о коммерческой тайне, где перечислены сведения, в отношении которых не допускается режим коммерческой тайны. Этот перечень может быть расширен иными федеральными законами.

1) наличие у информации действительной или потенциальной коммерческой ценности. Некоторые цивилисты считают ошибочным включение этого условия, поскольку оно приравнивает служебную и коммерческую тайну к секретам производства («ноу-хау»), ограничивает право обладателя информации на придание ей конфиденциальности. Секреты производства действительно остаются одним из основных видов коммерческой тайны. Но в формулировке статьи не напрасно использовано слово «потенциальная», этим подчеркивается то, что информация может и не иметь сегодняшней цены («действительной ценности»), а приобретет ее только в будущем («потенциально»). Такая возможность как раз и определяется обладателем при отнесении информации к служебной и коммерческой тайне в настоящем;

Элементы лицензионного договора могут включаться в другие гражданско-правовые договоры (на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, подряда, о создании акционерного общества и др.). Во всех договорах, предусматривающих передачу прав на использование сведений, составляющих коммерческую тайну, на пользователя должна быть возложена обязанность по соблюдению ее конфиденциальности. Для отдельных видов договором такое условие прямо предусмотрено ГК (ст.727, 771, 1032).

Статья 139 ГПК РФ

1. Судам следует шире использовать предоставленное им комментируемой статьей право по своей инициативе принимать меры к обеспечению иска, поскольку непринятие таких мер нередко приводит к невозможности либо затруднениям в исполнении решения. Указанные меры необходимо принимать и в тех случаях, когда в соответствии со ст. 309 УПК РФ вопрос о возмещении материального ущерба был передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если меры по обеспечению иска в уголовном деле отменены или приняты не были.

Статья 1461. Служебная топология 1. Топология, созданная работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, признается служебной топологией.2. Право авторства на служебную топологию принадлежит работнику.3. Исключительное

1. Обеспечение иска представляет собой совокупность мер процессуального характера, имеющих целью предупредить возможные затруднения при исполнении в последующем решения суда. Обеспечение иска допускается на любой стадии гражданского процесса исключительно по заявлению лиц, участвующих в деле. Как правило, инициатором обеспечения иска является истец. Кроме того, обеспечение иска возможно по инициативе третьих лиц, заявляющих или не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, прокурора, других лиц, которые обращаются в суд за защитой прав или законных интересов третьих лиц.

Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в том числе контракту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско — правовому договору.Комментарии к Статье 139 (гражданского кодекса) РФ Служебная и коммерческая тайна

Источник: https://zakonandpravo.ru/razdel-imushhestva/grazhdanskij-kodeks-rf-statya139